Новости

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
 15 апреля 2016 10:57      378

Совет по наследию не смог устоять перед управделами

ООО "Евгений Герасимов и партнеры"
Чтобы принять участие в обсуждении очередной концепции судебного квартала напротив стрелки Васильевского острова, потребовались недюжинные целеустремленность и терпение. На этот раз заседание решили провести в Петергофе, а сам вопрос – поставили в списке последним. Почему – стало понятно в конце.

Только на третьем часу заседания дело дошло до комплекса Верховного суда. Члены совета были измучены, их ряды поредели. После каждого предыдущего вопроса они порывались уйти на перерыв. Внизу сотрудники ГМЗ «Петергоф» накрыли соблазнительный фуршет с кофе и печеньем. Но вице-губернатор Албин был непреклонен.

Концепцию застройки квартала в 9,9 га представлял Евгений Герасимов. Он был заметно напряжен и волновался. Основная идея планировки – высвобождение почти половины участка для сквера и раскрытие вида на Князь-Владимирский собор, рассказал архитектор. Читатели "Фонтанки" с основой его идеи уже познакомились.

Фасады комплекса пока прорабатываются. Есть вариант здания суда с портиком, есть с пилястрами. «Здание должно быть каменным, торжественным, но спокойным, не вызывающим особого внимания. При этом интересным внутри», – объяснил Евгений Герасимов. Внутри судей ждет атриум со стеклянной кровлей и аркадами вдоль коридоров, панорамные лифты, кафе, зона отдыха и музей. По словам Герасимова, «пространство современного офиса».

Жить судьи будут в соседнем здании, выходящем на набережную Малой Невы. Сначала хотели построить корпус на 244 служебных квартиры, но затем решили – 600, пояснил позже начальник главного управления капстроительства управделами Олег Перлин. Чтобы завуалировать масштаб, сплошной протяженный фасад жилого здания разобьют на 4 отдельных фрагмента, в 25-30 метров каждый. А на первом этаже откроют общедоступные заведения – магазины и кафе. Высота комплекса будет повышаться от 23 метров со стороны набережной до 28.

Над комплексом будет возвышаться купол Театра танца Бориса Эйфмана. Его проектирует Сергей Чобан и его бюро Speech. В здании запроектируют две площадки, на 1200 и 300 мест, 5 репетиционных залов, артистические и гримерки. А на эксплуатируемой кровле – устроят площадку для торжественных заседаний, концертов и церемоний, описал Чобан.

Решение фасадов театра также еще дорабатывается. Но по мысли автора, оно будет представлять собой симбиоз классики и современной архитектуры. При этом театр будет виден с городских общественных пространств и акватории Невы. А 35-метровый стеклянный купол – возвышаться над окружающими домами. Застройка проспекта Добролюбова – в своей массе 4-7-этажная.

К презентации проекта архитекторы готовились долго. Представили в КГИОП три тома документации, разработали подробный макет. Но первый же вопрос вызвал легкий шепоток.

– Мы уже рассматривали эту территорию и одобрили концепцию, которая была представлена весьма детально. Эта работа – продолжение предыдущей концепции? И почему победившая на конкурсе концепция сегодня не рассматривается? – задал вопрос Александр Кононов, зампред петербургского отделения Всероссийского общества охраны памятников.

– Первая концепция в полном объеме выполнила свое назначение. На ее основании был проведен технологический и ценовой аудит и разработано техническое задание для проведения конкурса на выбор генерального проектировщика. То есть все согласованные технико-экономические параметры были сохранены, – отбивался Олег Перлин. – Во-вторых, в прошлый раз советом были высказаны существенные замечания – это практическое отсутствие зеленых зон, перекрытие вида на Князь-Владимирский собор. И третье – тогда строительство жилья предусматривалось на других территориях. Но подходящих участков для этого не нашлось, и мы были вынуждены это учесть.

Архитектор Юрий Земцов продолжил критику. «Эти предложения согласовывать не надо. Парк нужно придвинуть к воде. А здания выстроить вдоль проспекта Добролюбова», – заявил он. Главный риск – то, что мощное семиэтажное здание суда максимально приближено к набережной. «Боюсь, что в этой ситуации Биржа уйдет на второй план», – объяснил архитектор. И добавил: скорее всего, 20-метровая набережная, ограниченная сплошной линией застройки, не будет привлекательна для пешеходов.

Выступление Земцова вызвало бурную реакцию задних рядов. На них сидело еще четверо сотрудников управделами. Они негодовали: «Конечно, сплошная застройка, это же исторический центр! А как же вид на Князь-Владимирский собор?».

Но следующее же выступление их воодушевило. К кафедре вышел директор музея «Исаакиевский собор» Николай Буров. «Я 15 лет жил на Петроградской стороне. И это место всегда раздражало. Раздражало ГИПХом, раздражает сейчас своим запустением и совершенно космической свалкой. И когда я наконец-то увидел это решение, оно мне безумно понравилось своей компоновкой». Николай Буров не увидел ничего предосудительного и в стеклянном куполе, и даже вспомнил, глядя на макет, Александринский театр.

Окончательно отбил атаку Юрия Земцова комитет по охране памятников. «Единственное место, которое нас не устроило по формальным признакам, – стеклянная надстройка театра. Совершеннейшим достижением является то, что вся застройка отодвинута от Биржи и моста», – первый замглавы КГИОП Александр Леонтьев сделал заявление, прямо противоположное мнению Земцова.

Сотрудники управделами стали спокойнее, но ненадолго. Михаил Мильчик, зампред совета по наследию, усомнился в соблюдении архитекторами высотных регламентов. И скромно заметил: «Мне представляется, что ориентация на сталинскую архитектуру, которая соперничает с ансамблем стрелки, не просто большой шаг назад в развитии архитектуры нашего города, но и некоторая политическая декларация. И это меня крайне смущает. Если сегодня, в XXI веке, мы строим здания в стилистике сталинской эпохи, то это наводит на печальные размышления».

«У Михаила Исаевича ассоциация такая – если колонны, то сталинская архитектура, – парировал Семен Михайловский, ректор института живописи, скульптуры и архитектуры имени Репина. – Эти миражи, эти травмы. Я понимаю, все мы осуждаем сталинизм, но мы же не можем из-за этого колонны снимать со всех фасадов». Один из сотрудников управделами начал снимать выступление ректора на айфон. И было ради чего. «Россия – мощное государство. Естественно, здания, олицетворяющее это государство, должны быть построены в ордерной форме», – объявил Семен Михайловский.

Сотрудники управделами уже могли праздновать победу. Но ее блеск омрачил Александр Кононов. Он наконец снова добрался до микрофона. «Управлению делами президента нужно немного уважить и Совет по наследию, и Петербург, и конкурсную комиссию. Зачем мы лукавим, концепция нам представлена совершенно другая», – объявил он.

Разработка концепции застройки квартала должна быть вновь выставлена на открытый конкурс, сказал он. И тут же обрушился с критикой на архитекторов: «Они выступают в роли женщин, которые хотят всем понравиться. Вы хотите, чтобы здесь был парк – будет парк. Хотите классические здания – будут суперклассические. Люди могут предложить то, что требует от них общественное мнение, а завтра заявить совершенное иное, чем вчера».

Этого не перенес уже вице-губернатор Игорь Албин: «Это неэтичное поведение. Вы что делаете? Сравниваете с женщинами, которые красят губы…»

«Да, что вы делаете?» – повторили с задних рядов сотрудники управделами.

Но Александр Кононов продолжил. Снова напомнил о соперничестве с Биржей, о высоком стеклянном куполе. К тому же размещение театра фасадом к стрелке показалось ему нелогичным. Зрители будут приезжать в театр на метро или автомобилях со стороны переулка Талалихина. Первое, что они будут видеть – не парадный вход, а зады театра. «Кто пойдет в этот сквер?» – удивился Кононов.

«Пойдут счастливые люди, граждане Российской Федерации. Пойдут со справедливыми судебными решениями из здания Верховного суда», – отрезал Игорь Албин. И предложил голосовать.

Члены совета подняли руки. Сам вице-губернатор и все представители КГИОП и КГА высказались за одобрение концепции. С ними были главы городских музеев – Николай Буров, директор Русского музея Владимир Гусев, главы ГМЗ «Павловск» Вера Дементьева, «Петергофа» Елена Кальницкая и «Царского Села» Ольга Таратынова (Дементьева и Таратынова – бывшие руководители КГИОП), а также – главный архитектор «Эрмитажа» Валерий Лукин. Стоит отметить, что редко всех представителей музейного общества можно видеть на заседаниях Совета по наследию.

«За» проект высказались и представители городских вузов – Семен Михайловский, Георгий Кельх и Сергей Семенцов из СПб ГАСУ, а также Борис Николащенко из НИПЦ Генплана.

«Против – 4, воздержались – 2. Решение принято», – подсчитал вице-губернатор.

«Независимые» эксперты, в том числе отстаивавшие сохранение блокадной подстанции, на этот раз до заседания совета не доехали. Были против или воздержались архитекторы Юрий Земцов, Рафаэль Даянов, градозащитники Александр Кононов и Юлия Минутина, а также Михаил Мильчик и архитектурный критик Мария Элькина.

Впрочем, не исключено, что проект представят общественности повторно. Глава комитета по градостроительству и архитектуре Владимир Григорьев предложил рассмотреть его и на Градсовете. Времени для обсуждения немного. К строительству комплекса Верховного суда планируется приступить уже в конце этого года.

Антонина Асанова, «Фонтанка.ру»

 

Источник: Фонтанка.ру

Комментарии к статье

comments powered by HyperComments