Новости

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
 11 января 2017 12:37      570

Исаакиевский собор: храм при музее или музей при храме

Сергей Куликов/Интерпресс

Верующие жалуются, что в Исаакиевском соборе им не дают проводить полноценные богослужения, но не возражают, если музей при храме останется — и будет зарабатывать деньги на содержание здания. Главный аргумент противников передачи — доходы музея неизбежно упадут, и содержание храма придется оплачивать бюджету города (то есть всем налогоплательщикам).

"Фонтанка" писала о том, что в Смольном уже давно неофициально говорят, что губернатор уже поручил подготовить положительный ответ для петербургской митрополии, о чем известили директора музея "Исаакиевский собор" Николая Бурова. Сам музейщик, впрочем, перед Новым годом активно отказывался комментировать слухи. Но большинство собеседников говорили о передаче как о решенном деле, уже и не вспоминая отказ Георгия Полтавченко сделать это.

Летом 2015 года Санкт-Петербургская епархия обратилась к правительству города с просьбой передать ей Исаакиевский собор, но получила отказ. Городские власти решили продолжить существующую более 20 лет практику совместного использования храма музеем и церковью. Летом 2016 года стало известно, что митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Варсонофий направлял председателю правительства РФ письмо с просьбой передать церкви и Спас на Крови, входящий в музейный комплекс "Исаакиевский собор".

Вишневский: – Исторический факт: Исаакиевский собор никогда не передавался церкви, он был построен за счет казны Российской империи, находился в ведении министерства императорского двора. И всегда был в государственной собственности. Нет никаких причин беспокоиться нынешним положением. В соборе проводятся службы. Никаких препятствий для них руководство музея "Исаакиевский собор" не создает.

Дервенев: – Мой оппонент передернул. Собор безусловно принадлежал церкви. Он был на балансе государства — специально было создано управление по государевым храмам. Потому что некоторые храмы не могли содержаться за счет приходов по естественным причинам, то есть не были приходскими. В это управление вошли Исаакиевский собор и домовые храмы императорских и великокняжеских резиденций. Их содержало государство. Исаакий вошел в число таких храмов как символ империи. При этом все священники были государственными служащими и получали жалованье.

Вишневский: – Я бы попросил вас быть поаккуратнее насчет передергивания. Церковь была частью государства во времена Российской империи. А сегодня у нынешней РПЦ нет даже юридического права правопреемства, чтобы требовать возвращения собора. Все разговоры о реституции основаны на том, что церковь претерпела репрессии от большевиков. Но вы лучше меня, наверное, знаете, от кого идет нынешнее руководство Московской патриархии. От митрополита Сергия Старогородского, который, между прочим, в свое время поддержал ту самую безбожную власть и обличал ее врагов. Если ставить вопрос о возвращении храмов, то у вас могут найтись конкуренты, которые занимали немного иную позицию по отношению к большевистской власти. И вы не ответили на мой простой вопрос. Службы идут. Директор музея Николай Буров им не препятствует. Что вам мешает? Давайте пойдем по пути соглашения. Я внес в канцелярию ЗакСа законопроект о внесении изменений в федеральный закон №327 о передаче имущества церкви. Если речь идет о музеях, которые являются государственным достоянием, то их не надо никому передавать, а нужно накладывать на них обременение: заключать договор, чтобы в них могли проводиться богослужения. И этого достаточно.

Дервенев: – Вы столько наговорили, и все это мало связано с Исаакиевским собором. Когда во время богослужения через алтарь проходит дама в униформе служителя музея «Исаакиевский собор», для человека верующего это неприемлемо. В соборе сегодня слишком мало храма. Слишком мало молитвы. Исаакиевский собор закрыт в среду, даже если на этот день выпадает церковный праздник. Службы, которые есть, ведутся в усеченном виде. И все они согласованы с руководством музея. А если в музее проходят какие-то музейные мероприятия, то вечерние службы отменяются. Музей должен быть при храме, а не как сейчас — храм при музее. Существует федеральный закон, по которому храмы должны передаваться верующим. И этот закон должен исполняться.

Вишневский: – Этот закон я неплохо знаю. И там написано не так. Там написано, что религиозная организация вправе обратиться с такой просьбой. А дальше орган власти решает, удовлетворить эту просьбу или нет. Составляет план передачи, и в течение шести лет рассматривается этот вопрос. Закон не предполагает автоматического возвращения всего, что вы попросите. В сентябре 2015 года уже было отказано в передаче церкви Исаакиевского собора, в том числе по экономическим соображениям. И они, на мой взгляд, здесь являются решающими. Вместо того, чтобы восстанавливать разрушенные храмы, которых по стране тысячи, церковь хочет получить процветающий музей. И заботится она в данном случае не о душе, а об интересах корпорации.

Справка: Исаакиевский собор — один из самых популярных музеев Петербурга. Только за 2016 год его посетили 3,9 млн туристов. Заработок музея составил более 800 млн рублей. За счет этих средств была полностью оплачена реставрация собора.

Дервенев: – Кто вам сказал, что епархия против того, чтобы в этом соборе был музей? Если там будет музей, если он будет принимать туристов, никто не против. Службы, которые бы там велись регулярно, а не украдкой в левом приделе, а как подобает – в главном соборе империи, помогали бы привлекать туристов. Реставрацию, тепло и свет — все это должно быть, как это было и сто лет назад, не только из казны государства, но и из доходов собора. Уверен, что от привлечения туристов будут средства и на содержание собора, и на реставрацию.

Вишневский: – Я прекрасно понимал, что, как только речь дойдет до экономической составляющей, вы начнете "плыть". Представим себе, что собор передали епархии. Потом вы, видимо, предполагаете, что содержать федеральный памятник архитектуры будет город. Бремя содержания будут нести налогоплательщики. Как налогоплательщик я готов платить деньги на содержание музея и сохранение памятника. Но я не согласен платить за содержание храма. Давайте проведем эксперимент: предложим верующим платить за содержание храма некий взнос. И увидим, сколько их на самом деле. Если служба ведется, как вы говорите, в уголке, давайте изменим соглашение с руководством музея, чтобы службы проводились в нужном объеме.

Дервенев: – Самые великие соборы сочетают и храм, и музей. Люди, которые приходят в храм молиться, не должны за это платить деньги. А те, кто приходит с экскурсоводами, – должны. И экскурсоводы должны быть сертифицированы, и не какой-то светской организацией. Я присутствовал на экскурсиях в Исаакиевском соборе. Там упоминание о том, что это храм Божий, нет. Говорится только о здании.

Кто мешает сейчас заходить в Казанский собор, смотреть на это великолепие, поклониться могиле Михаила Илларионовича Кутузова? Любая грамотная экскурсия, не богоборческая, как в Исаакиевском соборе, несет большой миссионерский эффект.

Вишневский: – В случае если передача собора состоится, доходы резко упадут. Огромное число людей будет приходить в храм, пользуясь правом свободного доступа, и на него смотреть. Они не будут даже нуждаться в экскурсиях. Пройдет какое-то время, и к нам в Законодательное собрание придет губернатор Георгий Сергеевич Полтавченко и скажет: вы же не допустите, чтобы Исаакиевский собор разрушался — выделите на его реставрацию деньги. И грустно, что мне, неверующему человеку, приходится напоминать вам «Послание к коринфянам»: «Вы — храм Божий, и Бог не в храме, а в сердце человека».

Дервенев: - Спаси вас, Господи, за нравоучение. Город не потеряет Исаакиевский собор, а приобретет его. Музей будет существовать, как это было всегда. Это миф, что церковь — богатая организация. Попов на "тачках" я видел, только когда епископ Гатчинский и Лужский Митрофан, подобрав подрясник, катит тачку на субботниках. И много других храмов, не переданных до сих пор. Например, собор Иоанна Предтечи на Лесном, в котором сейчас фитнес-центр с бассейном. Неверующему человеку не понять, что такое молитва в намоленном месте, таком, как Исаакиевский собор. Почему бы не сделать заявку в министерство культуры, чтобы часть расходов несло оно, потому что это памятник не городского, а федерального значения?

Вишневский: – Специальным решением правительства РФ он был переведен в собственность правительства Петербурга. И все решения о его судьбе принимаются правительством Петербурга. Это юридические нормы.

Дервенев: – Да, нормы, но, кроме норм, существуют договоренности.

Вишневский: – Когда речь идет о таких вещах, вопрос решается не по договоренностям, а по закону.

Дервенев: – Все храмы должны быть у верующих.

Пока в эфире [Фонтанки.Офис] шла эмоциональная дискуссия между депутатом ЗакСа и главой паломнического отдела епархии, студийный телефон буквально разрывался от звонков верующих, которые хотели поддержать идею передачи Исаакиевского собора церкви. Как пояснил петербуржец Александр, верующие уверены, что туристов Исаакий привлекает прежде всего как храм, а не как музей. Информация о том, что на канале [Фонтанка.Офис] обсуждают тему передачи собора, молниеносно разлетелась среди верующих. «Мне человек знающий позвонил и сказал, что будет такая передача», – признался Александр. Остальные звонившие рассказали, что получили некую смс-рассылку.

Записала Венера Галеева, "Фонтанка.ру"

 

Источник: Фонтанка.ру

Комментарии к статье

comments powered by HyperComments

Важные события Вся лента

«Здесь будут учиться дети» 28 июня 2017
«Здесь будут учиться дети»
Начальник Суворовского училища дал «Фонтанке» слово офицера, что после переезда его воспитанников на Московский проспект в Воронцовском дворце на Садовой продолжат учиться дети. Старое здание останется объектом Минобороны