Новости

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
 07 августа 2017 10:36      1449

Ржевка распрощалась с Ливаном

скриншот страницы сервиса Google.Maps

Есть в Петербурге долгострои-рекордсмены, возраст которых превышает и стадион на Крестовском, и многострадальные жилые комплексы, где дольщики ждут по 13 – 15 лет. Долгострои, которые помнят времена, когда не существовало самого слова «дольщик». Долгострои-Мафусаилы. Долгострои, выраставшие из земли, ветшавшие, рушившиеся, сровненные с землей – и вновь отстроенные, и снова обветшавшие. Один из них — через 28 лет посла начала строительства — наконец может обрести новую жизнь.

Жители квартала на Ржевке, между Индустриальным проспектом и проспектами Наставников, Ударников и Энтузиастов (тут сразу три «дурака», как гласил местный советский фольклор), еще помнят, что бетонный забор на стройплощадке на углу Ударников и Индустриального был впервые поставлен в 1990 году. «Торгово-развлекательный центр, строительство» – гласило объявление. «Моя мама, помню, тогда была недовольна — дети-подростки, а тут торговля какая-то, грязь будет, безобразия всякие. Мне шестнадцать было, – рассказывает «Фонтанке» местная жительница лет сорока. – Ну и что, с тех пор не только я выросла, а и дети мои уже взрослые. С моих шестнадцати лет, выходя из дома, я смотрю на этот бетонный забор. Я думаю, это не достроят никогда. Какое-то мистическое место, наверное, проклятое».

За почти тридцать лет успел развалиться Советский Союз, а советские рабочие и инженеры, которых селили здесь, на рабочей окраине, в восьмидесятых годах — постареть, многие уйти в мир иной. Росли школьники, комсомольцы превращались в голодных и веселых студентов начала девяностых, росли тоненькие, подпертые палочками клены, ивы, березы и сирень под окнами новостроек 137-й серии и превращались в раскидистые деревья. Бывшие дети играли свадьбы, разводились, рожали своих детей, которые шли в те же самые детские сады и школы. Все менялось — сменился даже президент России, – но забор стоял. Никто уже не помнит этого места другим, без уродливых бетонных осыпающихся стен, заросших бурьяном, без бегающих вокруг крыс, без укромных мест за забором, где прячутся бомжи и бездомные собаки. «Это какой-то нарыв, уходящий корнями в восьмидесятые, – говорит местная жительница. – Я еще помню, как в очередях стояла напротив, у универсама, с баночками для сметаны. Это тогда уже начали строить. Наверное, у нас государственный строй должен опять поменяться, чтобы тут что-то изменилось».

Некоторые собеседники «Фонтанки» говорят, что есть что-то «сакральное» в том, что первый замысел этой стройки родился в головах советских инженеров именно тогда, когда в стране началась перестройка — в 1985 году. Тогда в институт ЛенНИИпроект (его название в то время еще писалось без кавычек и без приставки ОАО) пришло сверху задание: на этом месте нужно спроектировать кинотеатр и «блок общественного питания». В начале восьмидесятых район активно застраивался, сюда переезжали молодые семьи, но инфраструктуры не хватало — лишь длинные хвосты унылых очередей тянулись из редких магазинов. Поэтому было решено на участке площадью чуть более 110 тыс. кв. м создать место, где расположилось бы кафе, игровые автоматы, выставочные залы, помещения для кружков и занятий спортом и даже два кинотеатра. А со стороны Индустриального проспекта даже планировали выкопать искусственный водоем и разбить сквер.

И все бы так и случилось, и стены нового комплекса, может быть, уже через пару лет оглашали бы голоса детей из хорового и драматического кружков, если бы у ветшающего Союза и тогдашних ленинградских властей нашлись деньги. Но, увы, средства нашлись только на забор. Главленинградстрой в 1988 году начал длинный спор с проектировщиками, объявив, что проект неэффективный, а главное — затратный. Шли разговоры о возможности общественного обсуждения — на волне гласности, — да так ничем и не закончились. Текло время, трещал по швам старый миропорядок, а между инстанциями продолжал неспешно булькать поток бумаг: спорили строители и проектировщики, спорили чиновники, не зная, кому отдать будущий комплекс — культурным властям или спортивным. После установки забора, примерно через год, на стройке началось было какое-то движение, забили сваи и построили кирпичные стены на два-три этажа. Но 1991-й поставил, казалось, точку на прежней жизни всех участников бумажных споров. Стройка была надолго заморожена, стала зарастать бурьяном. Стены разрушались, кирпичи порой с гулким стуком падали под напором дикой природы… Но забор — забор стоял нерушимо.

А между тем девяностые катились к концу, дети восьмидесятых успели попробовать первых прелестей рыночной экономики, подержать в руках первые доллары и йогурты в пластиковых упаковках, узнать, что такое «бартер», зарплата в виде куриных консервов и первый в жизни заграничный паспорт. Прошло восемь лет, и в дефолтном 1998-м у кирпичной руины на Ржевке обнаружился новый хозяин, да еще экзотический. «Наш забор купил ливанец. На 50 лет! Что он тут будет делать, ливанец?» – переговаривались соседи.

И действительно, участок с будущим адресом: Индустриальный пр., 31А, арендовал на полвека гражданин Ливана Эль-Бадауи Хуссейн Мохамад Хуссейн. Новый хозяин начал все заново: снес кирпичные стены под ноль, расчистил площадку и оставил от прежней стройки только готовый нулевой цикл.

Ну и забор, конечно же. Его выровняли и даже заново покрасили.

Что до проекта, то он почти не изменился по содержанию. Теперь тут должен был появиться «Центр досуга населения». Согласно моде конца девяностых, кирпич стал не нужен, зато добавили бетона и стекла. А вместо хоровых кружков в здании должны были появиться несколько крупных торговых точек. Как говорят местные старожилы, строить здесь начали не сразу, а где-то в начале двухтысячных. Первый строительный щит обещал завершение работ к осени 2006 года. Работали быстро и бодро, стройка росла, вместе с экономикой новой России и ценами на нефть, как на дрожжах. Однако праздновать новый, 2007 год соседи выходили вновь не к новенькому торговому комплексу, а к бетонному забору. И 2008-й тоже. После кризиса стройка было опять возобновилась, скелет здания даже стал местами обретать законченный вид, появилась стеклянная облицовка. Теперь владелец обещал закончить к началу 2012-го, но… жители гадали, что могло произойти, делились версиями, а на стройке царила тишина.

Район тем временем оправился от потрясений и заметно похорошел. Заложенный в 90-х парк «Малиновка» с тонкими саженцами вырос, оформился, стал давать тень, запестрел детскими площадками. Как и на другие парки, на него начала наступление торговля: сначала в уголке приткнули «Блин-Дональдс», затем рядом, несмотря на начавшиеся было протесты, раскинулся ТРЦ «Июнь» и теннисный корт. Появилась и церковь; появились и планы выстроить большой храм на половине территории парка, жители потянулись на митинги. Напротив «Июня» вырос целый новый жилой квартал, с современной школой и гипермаркетом «О'кей», и на его фоне бывшие новостройки 137-й серии окончательно поблекли, стали выглядеть так же, как и их постаревшие обитатели. А забор стоял, и сносу ему не было, вместе с облупленным информационным щитом «Центр досуга».

Соседи, выгуливая собак у бетонных стен, передавали друг другу слухи, что владелец не договорился с «Ленэнерго», которое отдало ранее построенные мощности не старому проекту, а новым торговым комплексам. Как выяснилось позднее, стройкой занималось ООО «Евро Бьюти Корпорейшен строй», учрежденное ливанским гражданином. И у него действительно имелись проблемы с электричеством — подтвердила «Фонтанке» замдиректора ООО Надежда Марьянова, стройке для работы требовалось сто киловатт мощности, и ими должен был «поделиться» ТРЦ «Июнь». Но «Ленэнерго» не могло договориться с торговым центром и бесконечно продлевало договор на присоединение вплоть до декабря 2016 года, поясняет Марьянова.

На 4 августа 2017 года движения на площадке по-прежнему не наблюдается. Однако, как выяснила «Фонтанка», в судьбе многострадального клочка земли вновь произошли изменения: проект был продан. По словам Марьяновой, все вопросы с электроэнергией в нем наконец-то решены, а строить его теперь будет некая компания «Альянс», возглавляемая выходцем из Армении.

В администрации Красногвардейского района, впрочем, этой новостью были сильно удивлены. «У нас нет информации, что участок продан», – заявила «Фонтанке» пресс-секретарь администрации Анастасия Гошовская.

Сумму сделки, как и более конкретные данные о новом владельце, Надежда Марьянова не раскрыла, добавив лишь, что на участке уже готовят новые подъездные пути. Назначение проекта остается все тем же. Как и забор. Сколько он простоит еще — время покажет.

Справка:

Любопытно, что гражданин Ливана Эль-Бадауи Хуссейн Мохамад Хуссейн появляется в новостях не только в связи с этим проектом. Так, например, его полный тезка (и тоже ливанец) в 2014 году упоминался на сайте Общественной палаты РФ. Адвокат Елена Ефременко, представляющая интересы предпринимателя, обратилась в комиссию ОП по борьбе с коррупцией и сообщила, что в Москве её клиенту принадлежал комплекс зданий на Магистральной улице, которые, по её словам, подверглись рейдерскому захвату. Заявители обратились в Арбитражный суд, но их иск не был удовлетворен. Позднее, в 2016 году, Мохамад Хуссейн упоминался в калининградских СМИ — и, как ни странно, тоже в связи с долгостроем. 

Местные власти решили забрать у ливанского собственника разрушающийся «Торговый дом» – здание начала XX века. В начале 1990-х ливанец купил «Торговый дом» и расположенное рядом с ним историческое здание отеля. Гостиницу реконструировали и в 2009 году уже открыли — но все равно работы до конца не довели. «Торговый дом» должен был стать вторым корпусом отеля, но все это время пустовал, разрушался и в конце концов стал представлять угрозу — после чего и был отчужден у собственника решением суда.

Елена Зеликова, «Фонтанка.ру»

 

Источник: Фонтанка.ру

Комментарии к статье

comments powered by HyperComments

Важные события Вся лента

Вам кладбище или ехать 20 ноября 2017
Вам кладбище или ехать
Подготовку к ЧМ-2018 срывают могилы. О транспортной развязке на юге Петербурга, спроектированной на месте воинского захоронения, власти и Минобороны знали давно