Новости

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
 18 января 2018 17:19      696

Градсовет придавили памятниками

Предпоследний градсовет утвердил два памятника. В результате последний, состоявшийся 17 января, оказался просто погребен под постаментами, стелами и скульптурными творениями: на повестку дня вынесли целых шесть проектов. Дело кончилось скандалом и демонстративным исходом из зала. 

Парад памятников открыло творение московского архитектора Василия Данилова, выполненное по заказу Межрегиональной общественной организации «Женское православно-патриотическое общество». Как выяснилось, православные патриотки изъявили желание поставить на площадке невдалеке от Морского собора в Кронштадте памятный знак «Триумф Российского флота». «Знак» представлял собой стелу шириной в десять и высотой в семь с половиной метров, в центре которой архитектор расположил шестиметровую мозаику. Монументальное полотно запечатлело парад Российского флота на рейде Кронштадта, состоявшийся 11 августа 1723 года. Увенчано сооружение скульптурными томагавками и георгиевскими лентами. С обратной стороны стелы авторы разместили герб Кронштадта. По мысли архитекторов, стела превратит площадку в саду около собора (площадью 25х35 метров) в некое подобие плаца, где можно будет проводить патриотические торжества.

Обсуждение, впрочем, не задалось с первой же минуты, хотя гости всячески пытались понравиться взыскательной петербургской публике. «В Питере мы работаем… ой, Питер нельзя произносить, мне говорили, надо Петербург», – рассыпался в любезностях художник Салават Щербаков, член авторского коллектива. Однако сколько-нибудь подробного архитектурного анализа коллектив представить не смог. В итоге обсуждение проекта решили перенести, попеняв москвичам на скудность видеопрезентации и отсутствие заключения КГИОПа.

Вторым заявителем стало ГУ МВД, которое вознамерилось отметить 300-летие российской полиции (породнив ее почему-то с полицией дореволюционной, а не с советской милицией). Градсовету показали бюст первого полицмейстера Петербурга Антона Девиера (1682 – 1745), сподвижника Петра I. Сам бюст уже готов, у градсовета же испросили мнения о возможности поставить его в Звенигородском сквере (на углу Звенигородской и Марата, у 28-го отделения полиции). «Интересно также, что именно тут в 1931 году появился первый в России вытрезвитель», – добавил в обсуждение любопытную деталь рецензент проекта Алексей Моор, уже год работающий главным художником Петербурга.  

Облик Девиера возражений не вызвал, заявителям лишь предписали подумать о благоустройстве самого сквера.

(Памятник Антону Девиеру, первому полицмейстеру Петербурга)

Многострадальный памятник поэту Михаилу Дудину в сквере на Большой Посадской улице обсудили на градсовете уже второй раз. «Постамент изменился, образ стали иным… но движение вниз — оно осталось, – критично заметил главный архитектор Владимир Григорьев. – Может, я неправильно понимаю образ Дудина? Может, он был похож на Байрона? Все-таки с Дудиным мы ассоциируем некий порыв, подъем». Однако от мысли о порыве архитекторы, пресыщенные памятниками, к этому моменту были явно очень далеки. А кто-то, видимо, вконец перестал понимать, зачем он тратит здесь свое время. «Скажите, а что вообще стало поводом для этого памятника? То, что Дудин здесь жил? И все? – не выдержал архитектор Евгений Герасимов. – Не достаточно ли было бы простой мемориальной доски?» В ответ Алексей Моор заявил, что доска, оказывается, на доме поэта давно уже есть. «Так зачем тогда еще и большой памятник? – взорвался Герасимов. – Что это такое? Да еще эта мозаика — воинствующий, беспрецедентный кич!» И с этими словами схватил портфель и покинул совет.

«Иначе как структурной вакханалией все это назвать не могу, – взял слово зампред петербургского ВООПИиК Александр Кононов. – Только на сегодняшнем заседании — шесть памятников! В случайных местах, без продуманной политики по районам; мы же градсовет, мы должны быть барьером, в том числе для коллег из Общественной палаты (список деятелей культуры, которым установят памятники за счет бюджета Петербурга, утверждался в том числе профильной комиссией городской Общественной палаты. – Прим. ред.). Мы так любого деятеля увековечим, в Петербурге их тысячи, каждому ставить памятники? Нарастающий вал монументов — это просто беда. Сегодня этого хочет главк и Союз писателей, завтра захотят пожарные, послезавтра таможенники...»

Скандал попытался сгладить Сергей Орешкин. «Вспомните, что сквер на Большой Посадской отстояли от застройки в свое время. Чем больше памятников, тем лучше для города, тем больше благоустроенных скверов», – заявил он. Тем не менее авторский коллектив покидал совет не в лучшем настроении. А градсовет тем временем перешел к еще одному члену утвержденного городом списка «деятелей», достойных увековечения. 

Им оказался Сергей Королев, который, к слову, ни дня в Петербурге не работал и связан с Петербургом разве что названным в его честь проспектом. Однако памятник ему уже есть. Представивший его директор детско-юношеской спортивной школы олимпийского резерва Приморского района Виктор Горячев, возможно, вообще не понял сути мероприятия. Бюст, оказывается, уже стоит на проспекте Королева, возле спортшколы. Поставили его в марте 2017-го, ко Дню космонавтики. «А от нас-то вы что хотите тогда услышать?» – раздались из зала возмущенные голоса.

Нареканий не вызвали лишь два памятника из шести представленных на градсовет. Оба — авторства известного петербургского архитектора Владимира Горевого. Сначала градсовету показали бюст художнику Василию Верещагину — самому известному российскому баталисту. Инициатором установки бюста на Макаровской улице в Кронштадте (напротив Итальянского пруда) стала петербургская общественная организация «Ветераны внешней разведки». Впрочем, на градсовет разведчики не пришли, скульптуру представлял архитектор Олег Романов. «Я восхищен. Категорически приветствую», – заявил член совета Святослав Гайкович. «Безупречная работа», – согласился Сергей Орешкин.

Вторая работа Горевого была признана лучшей из всех шести. «Идеально. Если бы все памятники, наводняющие город, были такими», – вздохнул Александр Кононов. Скульптура будет поставлена в Павловске в память о первом директоре Павловского дворца-музея Анны Зеленовой, на долю которой выпало возрождение дворца и парка из послевоенной разрухи. 

Анна Зеленова — легенда российского музееведения и реставрации, а возрождение Павловска под ее руководством давно признано беспрецедентным культурным подвигом. Именно ею в Павловске была создана школа отечественной музейной реставрации. В 1957 году были открыты для посетителей первые залы восстановленного Павловского дворца. А в 1978 году Павловск стал первым возрождённым из руин дворцово-музейным комплексом пригородов Ленинграда.

20 января 1979 года Зеленова была вынуждена уволиться c должности директора музея из-за разногласий с «партийной верхушкой» Ленинграда. Через год, в январе 1980 года, она умерла от инфаркта в возрасте 66 лет и была похоронена на Павловском кладбище.

Елена Зеликова, «Фонтанка.ру»

 

Источник: Фонтанка.ру

Комментарии к статье

comments powered by HyperComments

Важные события Вся лента

Референдуму Океанариуму быть 18 мая 2018
Референдуму Океанариуму быть
Референдума о статусе парка Интернационалистов не будет. Ошибки в подписях 14 человек из 537 помешали горизбиркому поверить, что жители Купчино действительно могут хотеть народного голосования

Топ новостей Все новости

21 мая 2018
ЖК «Воронцов» достроит ЖСК «Охтинский»
ЖСК «Охтинский», образованный в декабре 2017 года после банкротства застройщика ЖК «Воронцов» в Мурино, подписал договор доверительного управления с Дирекцией комплексного развития территорий Ленинградской области