Новости

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
 23 апреля 2019 10:43      930

Вместо Судебного квартала для Верховного суда в Петербурге построят парк и театр

Три источника подтвердили «Фонтанке», что на месте строящегося комплекса зданий Верхового суда на Петроградской стороне появится рекреационная зона и здание Дворца танца Бориса Эйфмана, которое ему обещают еще с середины нулевых. Тема переноса будет обсуждаться во время предстоящего двухдневного визита президента Владимира Путина в Северную столицу. Одна из возможных новых площадок — Смольная набережная.

С критикой в адрес застройки квартала 22 апреля выступил врио губернатора Александр Беглов. На совещании с членами правительства, говоря о том, что проект оранжереи на Кирочной, который предлагает Ginza Project, необходимо согласовать с жителями, Беглов не случайно вспомнил бывшую территорию ГИПХ, где строится Судебный квартал. 

– Не знаю, учитывалось ли здесь общественное мнение, – сказал глава города. – По-моему, нет. Сначала было запланировано одно, теперь мы строим Судебный квартал... А между тем это уникальная площадка, рядом – Петропавловская крепость и Зимний дворец. Я хотел бы, чтобы так же не получилось и с этим общественным пространством.

Активным сторонником появления на этом месте вовсе открытого пространства еще в 2012 году был Евгений Елин — тогда глава комитета экономического развития, а сейчас вице-губернатор, который отвечает за решение вопросов экономического развития и стратегического планирования Санкт-Петербурга. По его словам, площадка на Добролюбова – это место для парка, и ему нравится этот проект

– Во-первых, городу не хватает зеленых насаждений — их должно быть больше. Во-вторых, у нас плановый город с точки зрения проектирования, и у нас закладывалась большая зеленая полоса от «Горьковской» до ЦПКиО и стадиона. В-третьих, идет мировая тенденция — люди начали выходить из моллов и комплексов и садиться на велосипеды. Появляются уличные площадки, целая индустрия тренеров и здоровья.  И это (появление парка) соответствует современному представлению населения о качественной среде, – прокомментировал он 22 апреля «Фонтанке».

По мнению Елина, в парке должна быть возможность заниматься спортом, гулять с детьми. Необходима «музейно-выставочная функция», чтобы было что посмотреть, а также чему научиться — от гончарного мастерства и до робототехники. И конечно, должен быть общепит. 

От "Набережной Европы" до парка с театром

Идея рекреационной зоны на территории между современным проспектом Добролюбова, Малой Невой и Большим проспектом Петроградской стороны обсуждалась еще до Великой Отечественной. Ранее тут находились два острова, и cогласно генплану развития Ленинграда предполагалось засыпать протоки между ними и разбить Центральный городской парк. Таким образом, единая зеленая зона соединила бы Петропавловскую крепость и Кировские острова.

Но после войны территорию было решено было отдать Государственному институту прикладной химии (ГИПХ), где разрабатывали опасные химические соединения, в том числе ракетное топливо. Земля под комплексом на долгие годы оказалась загрязнена  тяжелыми металлами, фтором и другими веществами.

О проекте «Набережная Европы», который позволил бы вывести опасное производство из исторического центра, заговорили в начале нулевых. Официальное распоряжение о переносе ГИПХа и освобождении квартала появилось в 2003 году. 

История проекта начиналась бурно и непросто, обросла многими судебными процессами. Но к середине 2005 года он приобрел владельца – им стала компания «ВТБ-Капитал». И 5 сентября 2007 года, в рамках первого Международного инвестиционного форума PROestate, вице-президент группы ВТБ Павел Косов заявил, что реальная реализация проекта «Набережная Европы» начнется в Северной столице уже в 2008 году.

Архитектурный конкурс на разработку проекта концепции застройки стартовал в октябре 2008 года. Незадолго до этого расположенные на территории здания постройки Роберта Марфельда вывели из списка выявленных объектов культурного наследия и разрешили снести. А заодно создали в охранной зоне «лакуну» – чтобы разрешить увеличить высоту здания нового театра Бориса Эйфмана до 40 метров. В архитектурном конкурсе победила работа Евгения Герасимова и Сергея Чобана. К работе над проектами отдельных зданий квартала были привлечены ведущие европейские архитекторы.

В течение 2010–2011 годов был переселен на новое место ГИПХ, а в декабре 2011-го началась подготовка к демонтажу построек. К работам по сносу приступили в новогодние праздники. Инвесторы обещали, что в 2015 году будет построен театр Бориса Эйфмана, а в 2016-м завершена и коммерческая часть проекта (жилье и бизнес-центры).

К лету 2012 года территория была расчищена от институтских зданий, а строительный мусор, как заявлялось, переработан в дробильных комплексах на стройплощадке. Был снят грунт на глубину от трех по шести метров, и все это якобы было вывезено на полигон «Красный Бор», чему не все эксперты были склонны верить. Можно было выходить на площадку и строить.

Но 14 ноября 2012 года Владимир Путин публично предложил использовать «очень хорошее пустое пятно» под Судебный квартал, помимо 170 судей из Москвы должны были перебраться свыше 2 тысяч сотрудников аппарата. ВТБ вернули из бюджета почти 11 млрд за хлопоты и вместо элитного жилья решили строить комплекс зданий Верховного суда и квартиры для судей. 

В Петербурге нашлись недовольные. За парк выступил и глава комитета Елин. (А до него, в 2008–2010 годах, с подобными предложениями выступали градозащитники и специалисты ЗАО «Петербургский НИПИГрад»). Но губернатор Георгий Полтавченко подчиненного не поддержал. Подрядчиком нового проекта стало Управление делами президента, и в 2013 году был выбран для реализации проект архитектора Максима Атаянца. 

В его адрес сразу началась критика. Строения в проекте занимали практически всю территорию, отведенную под комплекс судебных зданий, почти не оставляя места для общественного пространства. После критики архитектор увеличил объем зеленых насаждений и согласился исключить из проекта жилой квартал, но это не спасло его проект.

Результаты конкурса были отменены. Вместо него взяли новый вариант Герасимова. В 2016 году «Фонтанка» рассказывала и показывала, что он включил в себя жилые дома и небольшой парк, больше похожий на сквер, а еще театр со стеклянным колпаком-медузой. А главное — предусмотрено гораздо больше свободного пространства. 

Теперь уже стройку должны были начать весной 2017 года. Как писал «Коммерсант», в этот год финансирование урезали до 330 млн рублей, а почти 13 млрд перекинули на 2020 год. В 2018-м управделами признало срыв сроков и заявило, что перенесло деньги на 2021 год. Через несколько недель стало известно, что стоимость проекта составит 35 млрд рублей, и подрядчиком без конкурса стали структуры, близкие к бизнесмену Евгению Пригожину. И уже весной 2019-го над площадкой поднялись краны. И еще 22 апреля ничего не выдавало на ней будущие изменения.

Архитектор проекта Евгений Герасимов сегодня заявил «Фонтанке», что о рокировке также пока не знает, хотя присутствовал 22 апреля на еженедельном плановом совещании по стройке проекта и, по его словам, никаких значительных изменений там не обсуждалось.

– Идет работа над основанием зданий. Следующий этап — колонны, стены. Пока все так (как в представленном проекте 2016 года): здание Верховного суда, судебного департамента, и жилой квартал, и театр Эйфмана, и парк на 4 га. Часть парка будет находиться над стоянкой, – рассказал Герасимов «Фонтанке». – Я ничего не знаю о том, чтобы вносились кардинальные изменения.  

Если исходить из того, что нулевой цикл – это обычно 20% стоимости проекта, то, исходя из 35 запланированных миллиардов, могут быть потрачены уже семь. Но архитектор призвал не питать иллюзий насчет того, что все нельзя отменить в любой момент.

– Можно выкинуть один проект, на его месте сделать другой. Потом этот можно убрать и третий сделать. Можно снести и построить на его месте четвертый. Это вопрос только желания и денег, – резюмировал он.

Не в курсе новой судьбы участка оказались и в Северо-Западном управлении Ростехнадзора, которое курирует стройку. Там «Фонтанке» заявили, что недавно проводили проверку, и там все идет по графику. В театре Эйфмана «не владеют точной информацией о сроках окончания строительства, вопросы, связанные с ним, нужно адресовать управделами».

Конкретику все ожидают из уст самого президента или на мероприятии с его участием — обсуждение проекта запланировано в ходе визита. А вот стройплощадку он посещать не планировал.

Илья Казаков, «Фонтанка.ру»

 

Источник: Фонтанка.ру

Комментарии к статье

comments powered by HyperComments