Новости

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
 02 октября 2008 13:26      155

«Журавлик» по имени Марк Алмонд

Вчера в Манеже Кадетского корпуса легенда британского поп-рока Марк Алмонд собрал утонченную молодую публику, чтобы спеть ей… русские народные песни, романсы, классику советской эстрады, не забыв при этом о рок-н-роллах и поп-балладах. Алмонд – артист, который вызывал и вызывает бурную реакцию зрителей, от полного неприятия до «щенячьего восторга». Несмотря на нетрадиционную сексуальную ориентацию залетного гастролера, основную часть его аудитории в Питере составили девушки и молодые дамы, одна из которых, стоявшая по соседству со мной в партере, после песни «Журавли», смахнув слезу, вручила артисту розочку со словами: «Журавлик ты наш!»

Поп и рок-мир, словно африканская саванна, переполнен всяческими редкими представителями, фриками, но более экзотического артиста, чем Марк Алмонд, еще поискать! Кстати, несмотря на все его заслуги, имени Алмонда не встретишь во многих энциклопедиях поп-музыки. Он плохо поддается классификации: в каком стиле играет, к какому жанру принадлежит? То его качнет в классику, и Марк споет с Королевским симфоническим оркестром, то запишет номер с русским народным ансамблем балалаечников. То сольется в поп-экстазе с красотками из «Пуссикэт Доллз», то ударится в философские баллады в компании с Ником Кейвом. В поп и рок-музыке даже самые крупные звезды, добившись успеха, становятся заложниками своего стиля и образа на долгие годы, а значит, повторяются, превращаются в дряхлеющих зануд. Наш герой всегда готов к экспериментам и метаморфозам. Годы идут, а он как огурчик – строен, улыбчив, приятен, энергичен. Не только вне жанров, но и вне возраста, а ведь на музыкальном «ринге» он еще с 80-х. Но по-прежнему в прекрасной форме: подкрасит губки, блеснет золотыми зубами (у Марка верхний ряд золотой), сбросит шарфик, сверкнет глазками, взмахнет ручками, да как заголосит в три октавы!

Впервые Алмонд прибыл в Россию в начале 90-х, пел во многих залах, но Манеж Кадетского корпуса для него – идеальное место. Романтичная атмосфера: изысканность и простота, полумрак, приглушенный свет, низкая сцена, зрители на расстоянии вытянутой руки в стоячем партере, а тот, кто купил вип-билеты, за столами с белыми скатертями. Очень хороший звук, слышно все слова и все инструменты. Единственное, чего не хватало – больших видеоэкранов, потому что на концерте Алмонда, где есть что послушать, под что потанцевать, важнейшее место занимает еще и мимика. Он актер с большой буквы, легко переходящий от комедии к драме, и следить за его крупными планами - одно удовольствие. Впрочем, зрители, расположившиеся не в первых рядах, смогли по достоинству оценить его пластику. Ее рисунок не традиционный для поп-звезды, так как явно берет начало в классическом танце. На сцене он, словно звезда балета, стройный, грациозный, с огромным арсеналом поз и фигур, на протяжении двухчасового сета практически не повторяется в движениях. Марк – блистательный экспериментатор, ему удается придумать такие движения и мизансцены, которых я не встречал ни у одного другого артиста. Например, он может взять подаренную розочку, поднести к лицу и начать отрывать лепестки, как бы купаясь в лепестках роз. В финале концерта кладет микрофон на вытянутые руки и как бы дарит публике – простой, но очень эффектный жест. Поднимает букеты, заслоняет ими лицо, а потом раздвигает их и кокетливо выглядывает, словно из-за цветочного занавеса. И таких ноу-хау-«приемчиков» по ходу концерта немало.

При его-то артистических талантах Марк мог претендовать на роль крупного стадионного гастролера, создавать грандиозные спектакли (вроде тех, что делают Мадонна или Джордж Майкл), но по сути своей он камерный, клубный артист. Не любит пышности, спецэффектов, пафоса. С ним четверо музыкантов очень высокого уровня. Причем все брутального вида, явные «натуралы», что на фоне бисексуального солиста смотрится контрастно. Бэнд Алмонда легко путешествует из стиля в стиль, из эпохи в эпоху, но при этом почти не пользуется электронными инструментами. В первом блоке концерта вы готовы воспринять Марка как сладковатого романтика с красивым голосом большого диапазона, но потом он переключается на игровой шансон, где каждый новый номер становится мини-спектаклем. Я уже был готов классифицировать Алмонда как яркого представителя «актерской песни», как он опять сменил пластинку и зашелся в рок-н-роллах и даже забойных «рокешниках». Ну, а потом начался русский блок, и зал завелся не на шутку.

К русской музыке у Алмонда давняя и пылкая любовь. Он и концерт в Манеже начал с импровизации на темы «Полюшко-поле». Почему-то на Западе считается, что мелодика русских народных песен, уже не говоря о нашей эстраде, совершенно не близка английским музыкантам и слушателям. Марк же полюбил эти песни, особенно жестокие романсы, и даже диск записал «Сердце на снегу» с нашими шлягерами. Несколько шедевров он исполнил и в Манеже Кадетского корпуса. Начал с бернесовско-кобзоновских «Журавлей» («Мне кажется порою, что солдаты, с кровавых не пришедшие полей…»). Вот тут уж дал волю своим рукам, которые летали, словно журавлиные крылья! Как ни странно, большая часть публики, зрители лет 22-25, не сразу узнали эту песню или не узнали вовсе. Однако Алмонд хоть и пел на английском, но так искренне и душевно, что тронул всех зрителей, а когда в припеве затянул: «На-на-на-на», то молодежный зал невольно подхватил мотивчик и заголосил вместе с залетной знаменитостью. Затем прозвучало несколько романсов, где слова «love you» и «want you» звучали не как штапмы поп-музыки, а с неслыханной страстностью. Гость пел русские романсы со столетней историей так, как будто вчера их сам написал, рассказав историю любви, которая с ним самим, а не с каким-то русским дворянином, стряслась. И очень хорошо, что пел на английском, потому что в его версиях не было никакой декоративности, стилизации, акцента. В одном только номере, посвященном Алле Баяновой, он спел на русском, коряво коверкая слова, но этот номер был, скорей, шуткой, сценкой, шоу. Интересно, что Алмонд к нашему музыкальному наследию не остыл, и в ближайшее время выдаст еще один альбом на темы русских романсов. Возможно, с кем-то из наших звезд, ведь в свое время пел же Алмонд с БГ, Ильей Лагутенко. Кстати, в официальном анонсе гастролей был намек на то, что в Манеже к британцу присоединится кто-то из российских special guests, однако этого не случилось. К английскому бэнду в нескольких композициях подключился, правда, мультиинструменталист Андрей Самсонов, но это старый музыкальный приятель Алмонда, он давно уже не гость, а «свой»…

После русского блока можно было и эффектную точку ставить, но британец опять сменил пластинку и запел в стиле диско. Затем исполнил зажигательную кавер-версию на темы Мэрилина Менсона, еще несколько классических хитов, продолжая демонстрировать свои энциклопедические познания в современной музыке. А завершил этот пир шлягеров и вовсе неожиданно – песенкой про дружбу со словами: «Давай пожмем друг другу руки, и будем вместе, вместе навсегда», правда, в переводе на английский.

Михаил Садчиков,
Фонтанка. ру
Фоторепортаж М.Садчикова-младшего