Новости

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
 31 мая 2010 22:52      5

«Хребет России» Алексея Иванова: Домны выше колоколен

Недавно показанный по Первому каналу фильм Леонида Парфенова «Хребет России» – одна из самых больших побед уроженца Перми писателя Алексея Иванова. Книга-альбом по мотивам фильма, куда вошло более сотни очерков о прошлом и настоящем Урала и порядка шестисот фотографий со съемок, – тоже. С точки зрения маркетинга, это очень грамотный проект: на обложке – эффектная фотка телеведущего, не имеющего к книге прямого отношения; формат – один в один парфеновское книжное «Намедни».



Пианистка Полина Осетинская, много гастролирующая и четко сканирующая культурную ситуацию в стране, заметила: «Такое ощущение, что где-то наверху решили, что Питер – это музей, Москва – базар-вокзал, а Пермь – это место, где должно происходить что-то новое и очень интересное, где рождаются смыслы». Очень похоже на правду. Хотя бы тем, как Пермь осуществляет активную экспансию вовне. Не в последнюю очередь экспансия эта осуществляется трудами Алексея Иванова, не столько собственно прозаическими – после «Блудо и МУДО» трехгодичной давности романов он не выдает, – сколько культуртрегерскими. В отличие от своих именитых коллег и земляков-уральцев (Дмитрия Бавильского, Вячеслава Курицына, Ольги Славниковой, Леонида Юзефовича и др.), он не стал в свое время перебираться в Москву и/или Петербург, предпочтя остаться первым парнем на Перми. И стратегически оказался прав.



Книга «Хребет России» по отношению к фильму – произведение самостоятельное, созданное Ивановым в традициях западных изданий-identity (имеется в виду идентификация региона). Вспомним хотя бы «Стамбул» нобелеата Орхана Памука или «Биографию Лондона» Питера Акройда. Читать текст Иванова не менее интересно, нежели произведения его титулованных европейских коллег. На шампур историко-краеведческого повествования нанизана масса «вкусных» фактов. К примеру, выясняется, что именно рабочие заводов Урала впервые на Руси начали возделывать огороды – иначе было не выжить, традиционный аграрный сектор на Урале с его бедными почвами прокормить горнозаводскую цивилизацию был не в состоянии. Или вот еще: «Бесплодный Урал, где не вызревали хлеба, кормил всю Россию. Потому что на Урале была соль. Сокровище, драгоценнее алмазов… Не потому что несоленое невкусно. А потому что засолка до начала XX века была единственным способом консервации продуктов. Иссякала соль – сокращалась пищевая база населения – вымирали города».



Ивановская краткая история Урала последних 450-ти лет – от Ермака до наших дней, – это не умиляющееся самому себе краеведение в жанре «знаете ли вы, что». Это культурология, причем не абстрактная, а горячая, дымящаяся, с разговором и про лихих уралмашевских гангстеров 90-х, прямых наследников пугачевцев, и про медеплавильный комбинат в Карабаше 2000-х, отравляющий всё живое вокруг себя. Эта книга, сообщает нам автор, – «попытка представить Урал системно, не как хаотичный набор достопримечательностей, интересных провинциальных историй, а именно как систему, цивилизацию». Попытка удалась – хотя бы потому, что из фактуры и рассуждений, предложенных Ивановым, многое становится понятно и про Россию в целом: прошлую, настоящую и будущую. Пугачевщина, уральский сепаратизм («держава в державе»), петровская индустриализация и модернизация, раздача уральских активов фаворитам Анны Иоанновны, Гражданская война, начавшаяся, напоминает Иванов, именно на Урале, – всё в этой книжке ловко и ничуть не искусственно зарифмовано друг с другом и с историей страны. По этой причине и стала она сразу после выхода бестселлером по всей России.



И ещё, конечно, оттого что Иванов – не только превосходный историк и краевед, но и писатель, художник слова, который с помощью одного образа, одной метафоры объясняет, показывает, доказывает то, на что ученому понадобились бы многие страницы: «Не надо обманываться тем, что заводской поселок в плане образует крест – линию реки с прудом и линию плотины с главной улицей. Крест – символ жертвы. Но в его сердце – завод, значит окрестное селение предназначено в жертву языческим стихиям. Люди – для завода, а не наоборот. Завод ведь и строился-то вовсе не там, где удобно жить, а там, где удобно работать. Заводские трубы, заводские домны рано или поздно вырастают выше крестов на колокольнях».

Сергей Князев,
«Фонтанка.ру»

Алексей Иванов. Хребет России. СПб.: Азбука-классика, 2010

О других новостях в области литературы читайте в рубрике «Книги»

Комментарии к новости

comments powered by HyperComments