НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
 26 ноября 2010 14:35      124

Паломники Мельпомены

Корреспондент «Культурной столицы» посетил «Петербургский театральный сезон в Израиле» в составе делегации нашего города и делится впечатлениями о масштабных петербургских театральных гастролях на Святой земле.



Конечно, петербуржцу, оказавшемуся в разгар нашей демисезонной слякоти в солнечном Тель-Авиве, трудно сдержать восторг. Тут солнце и море, воздух пропитан средиземноморской истомой, свежий грейпфрутовый сок льется из каждого крана, а на лицах прохожих улыбок куда больше, чем в промозглом Питере. Завидовать здесь, несомненно, есть чему, и это длинный список. А первое, что бросается в глаза: израильтяне – здоровая нация. Морская набережная Тель-Авива вечером превращается в подобие беговой дорожки: подтянутые старушки и молодцеватые старички бегут от инфаркта, их обгоняет молодежь в плеерах и со смартфонами в руках. Не будешь следить за собой – не возьмут в армию, а это позор и вообще большое расстройство: для сегодняшней России подобный образ мыслей анекдотичен, но в Израиле дело обстоит именно так. И хлюпиков-заучек из антисемитских грез вашему корреспонденту в Израиле встречать не пришлось: всё больше попадались подтянутые Юдифи и мускулистые Самсоны. Знаменитая израильская медицина, видно, преуспевает еще и потому, что здесь не утрачен эталон медицинской нормы.



Правда, на распространенности курения эта спартакиада как-то не сказывается. Автор этих строк, заядлый курильщик, опасался попасть в гетто презираемого меньшинства, как происходит сейчас с любителями никотина в США и Европе, но новый антитабачный закон в Израиле пока что отразился только на стоимости сигарет (150-200 рублей за пачку). Вообще, сходства с Россией здесь куда больше, чем можно подумать (исключая цены в магазинах – жизнь в Израиле дороже, впрочем, и зарплаты побольше наших). Попытки объясниться с сантехником в отеле по-английски, а его со мной – на иврите закончились сакраментальным вопросом: «А может ты, братишка, по-русски говоришь?» – и мы сразу поняли друг друга. В Иерусалиме бесконечно натыкаешься на евреев и арабов, которые прежде жили или учились в России: вот куда бы поехать Парфенову, чтобы снимать свои ретропередачи. Что было в 1971-м или 1984-м в СССР, эти люди помнят лучше и рассказывают с удовольствием. Только отвернешься от мемуариста, на тебя надвигается процессия стопроцентно российских старушек-богомолок во главе с толстым бородатым попом – паломничество ко Гробу Господню продолжается в любую погоду. О России порою напомнят и грязь на улицах, и рассказы о криминальных арабских кварталах, в которые ни ногой. Хотя есть оттенки. Прогуливаясь по Тель-Авиву в ночь субботы (по внешнему впечатлению, город в это время не шибко молится, а в основном гуляет, поет и пляшет), я наткнулся на пьяную дерущуюся компанию молодых людей и привычно напрягся. Компания дружелюбно расступилась и вежливо пропустила, только впоследствии продолжив драку, – в Петербурге ваш корреспондент не сталкивался с подобной обходительностью. Хотя у дам из российской делегации, покидавших отель в темное время суток, немножко иные и менее радужные впечатления – перед ними не расступались, а напротив, довольно агрессивно искали их внимания; но на то он и Восток, дело тонкое.



Если толковать о театральной ситуации в израильских мегаполисах, то как раз она окажется весьма отличной от российской. Израиль славен своими передовыми позициями в области современного танца (не в пример нам, у которых в соответствующую номинацию «Золотой маски», как правило, сгребаются не лучшие спектакли, а уж какие есть), но драматический театр здесь влачит довольно печальное существование: он незамысловат, старомоден, тяготеет к голой развлекательности. Европейское влияние в этом аспекте на Израиль минимально, и прививку современного театра он получает, как правило, из России. Не удивительно, что форпостом драматического искусства в Земле обетованной, по факту, оказался театр «Гешер» – в переводе с иврита «мост», – играющий на двух языках: иврите и русском, созданный преимущественно репатриантами из России и возглавляемый учеником Товстоногова Евгением Арье. «Гешер», в смысле художественной состоятельности, дает фору даже национальному театру «Габима» (который, впрочем, своими корнями тоже восходит к российской почве, его легендарный основатель – Евгений Вахтангов). Подпитывают израильских театралов и коммерческие гастроли ведущих российских театров и антреприз, но акцент в подобных предприятиях всегда делается на «отдыхательные» комедии и известные по кинематографу «звездные» актерские имена. Строго говоря, везут не всегда лучшее, а порою – откровенную халтуру и дрянь.



«Петербургский театральный сезон», прошедший в середине нынешнего ноября в Израиле, был организован по иному принципу. В основе лежали не коммерческие цели, а задачи культурного обмена и сближения двух заинтересованных друг в друге и исторически связанных обществ. Правительство Петербурга и компания «Нева-Арт» уже проводили аналогичные мероприятия в Германии, Чехии и Финляндии, но на этот раз, пожалуй, гастрольные спектакли с берегов Невы принимали с особым воодушевлением. Не удивительно, что базой фестиваля стал тот самый «Гешер»: сотрудники театра оказывали гастролерам всемерную и разнообразную помощь, а сами, улучив момент, бежали поглядеть на современное петербургское сценическое искусство. Радикальные экспериментальные спектакли продюсеры «Сезона» вполне сознательно решили в Израиль не везти, но репертуар был подобран качественный.



Главным манком для зрителей Тель-Авива и Хайфы (в этот деловой центр Израиля фестиваль тоже пробрался) ожидаемо стал моноспектакль «Оскар и Розовая дама» в исполнении блистательной Алисы Фрейндлих – постановка покойного руководителя Театра им. Ленсовета Владислава Пази. Отнюдь не слезливая пьеса француза Шмитта и не режиссерская концепция придают величие этому спектаклю. Алиса Бруновна, читающая со сцены письма умирающего мальчика, словно вновь перевоплощается в Малыша из сказки Линдгрен, которого она играла в 70-е. Монолог Фрейндлих – о том, как творчество и душевный труд способны перебороть физические преграды: возраст, болезнь, самую смерть.



Выбор «Оскара» для открытия был ходом безошибочным. Площадь перед «Гешером» кипела – аншлаг! Самым неожиданным стало присутствие в зале зрителей ивритоговорящих, не связанных с Россией ни культурой, ни биографией. Люди шли в зал «Гешера» со значительным выражением лиц, торжественно, готовясь к крупному художественному впечатлению. Они не прогадали. Воодушевленную речь произнесла директор «Гешера» Лена Крейндлина. Выступили официальные лица: вице-губернатор Петербурга Алла Манилова – по-русски и прочувствованно, мэр Тель-Авива Рон Хульдаи – на иврите и по бумажке, и израильтяне остались наедине с Алисой Бруновной. Вернувшись в театр через три часа, я обнаружил в зале ажитацию космогонического масштаба: зрители устроили овацию, вплотную обступив сцену. Посол России в Израиле Петр Стегний стоял во дворе театра с совершенно «недипломатическим», перевернутым лицом и украдкой утирал слезы. «Один такой спектакль делает для сближения двух стран не меньше, чем переговоры самого высокого уровня» – сказал г-н Стегний вашему корреспонденту. На фуршете в буфете «Гешера» собрались политики и культурные деятели двух стран. С израильской стороны выступал депутат кнессета, руководитель фракции «Наш дом – Израиль» Роберт Илатов, с российской – Алла Манилова, занимавшаяся в Тель-Авиве отнюдь не только театром. Она провела тут серию консультаций по разным вопросам сотрудничества Петербурга с Израилем: от сферы образования – до информационных технологий. Появившуюся в сопровождении директора Театра им. Ленсовета Валерия Градковского Алису Фрейндлих все приветствовали бурными аплодисментами. Один бог ведает, каких трудов стоит Алисе Бруновне играть трехчасовой моноспектакль (это огромная физическая и эмоциональная нагрузка, способная свалить с ног и 25-летнего актера), но она умело скрывала свою усталость, приветливо улыбалась и даже нашла силы дать интервью нескольким нетактичным журналистам.



В фойе «Гешера» развернулась выставка кукол, привезенных из нашего Театра марионеток им. Деммени. Директор театра Наталия Лунева и завлит Елена Рублевская лично выступали в качестве экскурсоводов. А прима труппы Фаина Костина брала кукол с витрины – и они оживали в ее руках. Главным героем предсказуемо оказался любимый герой Костиной – Чебурашка: в Израиле к нему относятся с такой же нежностью, как и у нас. С большим успехом прошел спектакль Театра им. Комиссаржевской «Дон Жуан» в постановке Александра Морфова. Эта яркая, сложнопостановочная феерия, в которой вечный сюжет стал поводом для вполне современного разговора о «кризисе среднего возраста», была восторженно принята и зрителями, и прессой. А вот «Pro Турандот» от «Приюта комедианта» и «Иванов» от «Такого театра» заставили публику разделиться во мнениях. «Турандот» Андрея Могучего – отвязный хеппенинг в джазовой манере: не сказка Гоцци, а круг образов, связанных с ней у современного человека. Авангардный театр Могучего оказался израильтянам в новинку – многие кричали «браво!», а кое-кто уходил пораженным, не будучи готов к такому типу спектакля.



Очень трудно пришлось артистам «Такого театра». Играя чеховского «Иванова», они обнаружили оторопь зала. Первое действие спектакля Александра Баргмана и Анны Вартаньян решено в острой фарсовой манере, там много комических гэгов, шуточных реприз. Израильский зритель как будто не мог сбросить с себя ярмо школьных заповедей: Чехов – серьезный автор, смеяться нельзя. Но артисты напряглись, а тут как раз начались трагические сцены, и дело закончилось громом аплодисментов. Зрители Хайфы хорошо принимали спектакль Театра комедии им. Акимова «Свадьба Кречинского» с участием Бориса Улитина, Михаила Светина, Михаила Разумовского.



Впечатлений у израильтян было много, и они ждут новых театральных десантов из Петербурга. В кулуарах «Гешера» велись непрекращающиеся дискуссии о просмотренных спектаклях – билетерши спорили с монтировщиками, а случайные зрители активно подключались к беседе. В чем не было разногласий, так в вопросе о качестве организации гастролей. Продюсер Виктор Минков и его команда показали себя с лучшей стороны – а между тем помимо администрирования, финансов и монтировок тут была масса подводных камней. Везти полный самолет питерской богемы в чужую страну непросто – кто-то плачет, кто-то поет, кто-то, словно дитя, рвется посетить зоопарк, кто-то зависает на пляже. Погрузиться в полный хаос этот ковчег талантов (полторы сотни человек!) может на раз. Но он был ловко и ненавязчиво «вставлен» в необходимые рамки. Не по-российски, не по-израильски, а вполне по-европейски.



Андрей Пронин
«Фонтанка.ру»

О других театральных событиях в Петербурге читайте в рубрике «
Театры»

Комментарии к новости

comments powered by HyperComments