Новости

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
 04 октября 2011 02:36      308

В Петербурге раздали пощечины общественному вкусу

Во дворе Всероссийского музея А.С. Пушкина дрались подушками, стреляли водкой из водных пистолетов, курили, как паровозы, – второй день фестиваля «Петербургский текст» был посвящен теории и практике петербургского богемного хулиганства.

Уже третий год подряд международная ассоциация «Живая классика» проводит фестиваль «Петербургский текст». В этом году он носит подзаголовок «Литературные урочища». Это понятие ввел известный исследователь петербургского текста Владимир Топоров: его трактат «Петербургский текст русской литературы» – это и есть теоретическая база и точка отсчета для фестиваля. Урочища в терминологии Топорова – это поэтически значимые участки города. О них будут говорить в последние два дня фестиваля.

Может показаться, что фестиваль «Петербургский текст» – нечто вроде научной конференции филологов, историков и краеведов. И научные доклады действительно имеют место. Но каждый из четырех дней «Петербургского текста» щедро сдобрен развлекательной программой: спектаклями, перфомансами и играми.



Так, во второй день фестиваля двор Всероссийского музея Пушкина превратился в «бестиарий» в лучших гоголевских традициях: под песню Цоя «Мама – анархия» недавние выпускники Театральной академии курса Вениамина Фильштинского под руководством профессора СПбГУ Александра Большева творили уличный перфоманс «Барышни и хулиганы». Наряженные по уличной моде Ленинграда 60-х годов, молодые артисты сначала разрисовали гостям лица синим и красным фломастерами – особенно популярной была подпись «Вася» на лбу.

Затем преподнесли в качестве угощения утку с черносливами: не фаршированную птицу, а стеклянную медицинскую утку для отправления нужд неходячих пациентов.  Вскоре к сливам появилась водка – во второй стеклянной утке. Гостям предлагалось испить прямо из стерильного, как уверяли организаторы, сосуда. Затем присутствующим раздали дождевики – начался обстрел из водяных пистолетов, чем бы вы думали? Тоже водкой. Словом, вели себя так, точно это «горючее» у них дома из крана течет, как в повести Кира Булычева. Затем между актерами и гостями случился подушечный бой.



И об этом вовсе не следовало писать, если бы всем этим не заправлял Владимир Эрль, поэт, живая легенда поэтического Ленинграда 60-70-х, основатель группы «Хеленукты» (он до сих пор хранит тайну названия, говоря, что оно – результат довольно сложного анаграммирования) и один из самых активных ленинградских идейных хулиганов.



Дело в том, что перформанс стал второй, практической частью научной конференции и круглого стола «Петербургское богемное хулиганство: pro et contra». На ней вспоминали проделки самого Эрля сорокалетней давности – то, как он скандалил в пышечной: встроившись в очередь вместе со своим приятелем, он убеждал посетителей, что в каждой пышке не хватает сахарной пудры на целую копейку. Владимир Эрль утверждает, что люди в очереди сильно волновались. Припомнили и хулиганские выходки литературного  кружка, бесчинствовавшего в 50-е годы, – так называемой «Филологической школы», оказавшей значительное влияние на своих младших коллег, в частности, на Иосифа Бродского. Участники кружка превращали свое поведение в акцию, творили хэппенинги, когда еще и слова такого, разумеется, не существовало. Как сформулировал в одной из своих телепередач историк и журналист Лев Лурье: «Они изображали не просто советских людей, а сверхсоветских людей, которые выполняют любое приказание начальства с невероятным тщанием». «Филологическая школа» весьма удачно расправлялась с лозунгами советской власти. К примеру, лидер кружка Михаил Красильников любил появляться в людных местах, посадив на плечи единомышленника поэта Михаила Еремина – при этом Еремин громко кричал: «Спасибо партии за наше счастливое детство! Ура!». А был еще лозунг: «Закончим университет в четыре года, а не в пять, как велел товарищ Сталин!». 



Экскурс в историю, в данном случае, оказался очень полезным. Потому что в итоге собравшиеся, опираясь на исторический опыт, попытались сформулировать критерии, которые отличают эстетическое хулиганство от того поведения, что может и должно быть наказано в соответствии со статьей Уголовного кодекса страны. Поэт Дарья Суховей, например, предложила формулу «агрессия + смысл», но она показалась собравшимся недостаточной. Для уточнения понадобился конкретный пример – и он нашелся: вполне очевидный пример группы «Война», чья акция «Х… в плену у ФСБ» получила престижную московскую премию «Инновация-2011». Понятно, что цель у этой радикальной группы такая же, как и у их социально-активных предшественников из числа поэтов и писателей: растормошить современников, пробудить от обывательской спячки, показать, в каком обществе и какой стране они на самом деле живут. При этом рискуют участники группы «Война» ничуть не больше, чем те, что дерзали в своих акциях упоминать имя отца народов. Но понятно и то, что любая акция подобного рода должна оставаться пощечиной именно общественному вкусу, а не отдельным гражданам. И имущество тоже не должно страдать. Так что никакие дополнительные смысле не могут оправдать другой акции «Войны» под называнием «Дворцовый переворот», в результате которой был перевернут милицейский автомобиль.

Татьяна Иванова,
«Фонтанка.ру»
Фото автора