Новости

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
 24 мая 2012 19:07      169

В предвкушении казенного триумфа

У Балтийского завода день рождения. Круглые-то даты в повседневной спешке мы отмечаем без надрыва. А 25 мая судоверфи просто 156-ть. Так что никакого журналистского рвения. Выручают, как всегда, сомнительные вести – ведь заодно исполнилось и 140 лет первому его банкротству. Не столько интрига, сколько аналогия. А за ней не безымянные цифры, а триумф удобного времени и его героев, конечно.

Если вооруженным терпением глазом взглянуть в книгу "История Балтийского завода 1856-1925", выпущенную тиражом в три тысячи экземпляров к 300-летию Петербурга, то, начиная со страницы 28, читаем:

«Владельцы завода стремились набрать как можно больше заказов, и поэтому их общий объем значительно превышал производственные возможности предприятия. В результате в начале 1871 года завод оказался не в состоянии выполнить ряд авансовых обязательств и оплатить долги. Кредиторы требовали возвращения авансов либо скорейшего выполнения своих заказов, но завод уже не был способен ни на то, ни на другое. Так, купец 1-й гильдии Кудрявцев еще два года назад оплатил заводу постройку плавучего дока, но к началу 1871 года работы по нему даже и не начинались, а средства были израсходованы на другие цели».

Если переименовать купца на концерн «Росэнергоатом», а плавучий док – на плавучую ПАТЭС, то получится одна из бизнес-новостей, которые легко найдет любая поисковая система в Интернете по запросу «Балтийский завод». Балтийский завод, вошедший в 2004 году в Объединенную промышленную корпорацию во главе с ее владельцем экс-сенатором Сергеем Пугачевым, сорвал практически все контракты: от мудреных (как ПАТЭС) до элементарных (типа четырех нефтеналивных барж для Балтийской топливной компании).

«Волновались рабочие... им по полтора месяца не выдавалось жалованье. Возникла реальная угроза ухода с завода квалифицированных кадров, что могло привести к его закрытию».

- и это не из сноски на текст «Фонтанки», когда рабочие ОАО «Балтийский завод», возмущенные постоянными задержками зарплаты (и без того самой низкой в отрасли - в среднем 20 тысяч рублей), объявили осенью 2011 года забастовочную готовность. Тогда лишь высшие меры спасли завод от коллапса, а выборы в Госдуму - от предсказуемого контрголосования.

В августе ОАО получило иск о банкротстве от кредитора, в октябре на готовящееся к забастовке предприятие приехал вице-премьер Дмитрий Козак, а в декабре, убедившись в несостоятельности предприятия, премьер-министр РФ Владимир Путин объявил, что завод будет обанкрочен.

Картинки пропускаем: «В январе 1872 года Карр (основатель завода – ред.) был вынужден известить самого крупного своего заказчика – Морское министерство о своей денежной несостоятельности. Предстояло либо согласиться с закрытием завода и передать заказы другим предприятиям, либо превратить завод в казенный, погасив числившиеся за ним долги из государственных средств. Морское министерство, заинтересованное в выполнении своих заказов, убедившись в его полной финансовой несостоятельности, отказалось от дальнейшего участия в его судьбе и передало завод на конкурсные торги».

Так что, в отличие от нынешних властей, царское морское министерство в тот момент еще надеялось на то, что предприятие спасет частный капитал:

«Купил (с торгов – ред.) завод капитан 1-го ранга князь Ухтомский. Выручка завода от заказов была мала, кроме того, плохо велся бухгалтерский учет. Достаточно сказать, что полученные от Морского министерства 300 тысяч рублей на выполнение одного из его заказов не нашли отражения в финансовых документах… Завод опять был на грани краха. Велись бесчисленные судебные тяжбы. Представители властей не раз производили опись имущества. Судебные приставы посылали исполнительные листы в Морское министерство, требуя удержать долги завода из платежей за строившиеся для казны корабли… Для проверки финансовой деятельности акционеров была назначена государственная комиссия. Вскрытые при проверке злоупотребления поразили даже видавших виды ревизоров. Касса общества фактически была личной кассой Ухтомского: за три года по подписанным им документам он задолжал более 4,5 млн рублей. Из кассовой книги были вырваны многие листы, бухгалтерский учет запутан. Общий вывод комиссии гласил: «Производственные и денежные дела находятся в полном запустении и развале».

Если в этих отрывках фамилию «Ухтомский» заменить на «Пугачев», а миллионы на миллиарды, получится весьма схожая ситуация. Когда в 2011 году контроль над разоренным Балтийским заводом получила государственная Объединенная судостроительная корпорация (ОСК), ее глава Роман Троценко поручил провести проверку деятельности менеджеров скрывшегося за границей Пугачева. Родился отчет (любопытно, что готовил его потомок знаменитого председателя Госплана при Совнаркоме СССР Николая Вознесенского - Александр): выручка завода составляет 1 млрд рублей, кредиторская задолженность – 13 млрд, прибыльных контрактов нет, большинство заказов просрочены, самый крупный заказ – на строительство ПАТЭС – заключен на убыточных условиях, а авансы по нему выведены с завода.

В арбитраже рассматривается дело о банкротстве предприятия и 63 иска о взыскании долгов. Судебные приставы арестовали все банковские счета ОАО «Балтийский завод». Вывод: как бизнес-единица это юридическое лицо абсолютно нежизнеспособно. Этот отчет дошел до первых лиц государства (ключевая фамилия Игорь Сечин).

«Купив у князя Ухтомского более половины всех акций, Морское министерство получило возможность оказывать влияние на дела акционерного общества…».

С Ухтомским обошлись деликатнее, чем с Пугачевым. Первый вел род от Рюриковичей, участвовал в обороне Севастополя и кругосветном плавании корвета «Витязь», а посему пользовался благоволением. Другой, хотя и эксплуатировал вовсю созданный в СМИ образ «друга» нынешнего вождя, был героем буржуазной революции: центровой, судимый за мошенничество в 80-х, а потом лишенный этой же судимости горсудом, когда он стал миллиардером, затем сенатор. Классический продукт постсоветской элиты, укрепленный в самомнении самой же вертикалью. К тому же, выведя из своего Межпромбанка в офшоры без малого три миллиарда долларов, Пугачев едва ли может сетовать на что-либо. Сегодня он скучает в Монако, у него в активе шоколадные фабрики в прямом смысле этой сласти.

С этого места тосты на заводском корпоративе  могут стать поофициознее:  ставший казенным под занавес XIX века Балтийский завод осуществил модернизацию и построил добрую половину русского броненосного флота. Поражение в Русско-японской войне пропускаем, переходим к подводным лодкам, ЦКБ «Рубин» и, наконец, к атомному флоту.

Сегодня на одном из брендов города проглядывает портфель заказов на  атомные ледоколы для освоения арктического шельфа и осуществления постоянной навигации по Северному морскому пути. А это уже близко к эпосу. К нему без триумфа воли не подобраться.
Так что, кому как, а с точки смысла следующих томов, следующие двенадцать лет Путина –  приятная глава.

Евгений Вышенков, "Фонтанка.ру"