Новости

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
 19 декабря 2013 17:55      188

К убийству ректора прибавили разбои и бандитизм

Обвиняемому в организации убийства ректора Университета сервиса и экономики Александра Викторова петербуржцу Виталию Ковалёву инкриминировали ещё бандитизм и серию разбойных нападениий. Масштабность последних сравнима с войсковыми спецоперациями. «Фонтанке» стало известно, зачем Ковалёва возили в Москву.  

Спецоперация

Убийство ректора Санкт-Петербургского государственного университета сервиса и экономики Александра Викторова, в организации которого обвиняют Ковалёва, произошло 5 сентября 2012 года. А в период  с 2008-го по конец февраля 2012-го, по версии полицейского следствия,  6 установленных и несколько неустановленных лиц под его руководством совершали разбойные нападения на фуры с ценными грузами. Виталию Ковалёву на данный момент инкриминируются 2 эпизода разбойных нападений плюс бандитизм.

Виновность Виталия Ковалёва во всех инкриминируемых ему преступлениях, безусловно, определит суд, но уже сейчас не может не вызывать восхищения масштаб деятельности, которую приписывает ему полицейское следствие. Фактически речь идёт о полноценных межрегиональных спецоперациях. Расследование ведет управление по расследованию организованной преступной деятельности и коррупции Следственного департамента МВД России. Эпизоды исполнены по одной схеме. Но один особо красочный. Речь идёт о хищении двух фур компании «Транс-Эстерсон» с электроникой, принадлежавшей компании «Лэнгли Инвестмент Трэйдинг Лтд». Фуры сопровождала машина с вооружёнными охранниками.

О том, что такие-то грузовики в определенный момент пересекут таможенный пост «Торфяновка», Ковалёва, по версии следствия, заблаговременно предупредили знающие люди (пока неустановленные).

Чтобы держать руку на пульсе, в посёлке Толоконниково Выборгского района Ленинградской области (в непосредственной близости от трассы «Скандинавия») был организован наблюдательный пункт. Кортеж двигался в Москву. Захват решили осуществить в деревне Ижицы Валдайского района Новгородской области. Там фуры остановили преступники, переодетые сотрудниками полиции, под предлогом проверки документов. Неподалёку от места уже был запаркован большой грузовой автомобиль, в кузове которого находилось оружие, обмундирование сотрудников полиции и «Жигули» с нанесённой на борт спецокраской, характерной для полицейского автомобиля. В легковушке была аппаратура для громкой связи.

Один из подельников Ковалёва, по версии следствия, сопровождал кортеж на легковом автомобиле с «левыми» номерами от поселка Толоконниково в Выборгском районе Ленинградской области до Новгородской области. Захваченные фуры с грузом перегнали на специально арендованный склад в деревне Ропша Ломоносовского района Ленинградской области. На время перегона похищенных фур в них было установлено специальное оборудование, которое глушит сигналы сотовой связи и GPS-навигации.

На больших расстояниях участники преступной группы созванивались по сотовым телефонам, которые после каждого преступления выкидывали вместе с СИМ-картами, зарегистрированными на подставных лиц. На близких расстояниях непосредственно до и после совершения преступлений члены группы сотовые телефоны отключали и пользовались рациями.

В деревне Пески Демянского района Новгородской области преступники арендовали дом, где после нападения несколько дней содержали водителей фур и охранников. В доме имелось достаточное количество еды и даже спиртных напитков. Через сутки после нападения всех пленников отвезли на обочину трассы Демьянск – Старая Русса, где их связанными, но живыми обнаружили сотрудники полиции.

Похищенные фуры после разгрузки отгонялись куда-нибудь подальше и бросались, а товары перепродавали.

В Следственном управлении МВД РФ полагают, что такого рода деятельность продолжалась на протяжении почти 5 лет. Ущерб только по двум эпизодам полицейское следствие оценивает почти в 90 000 000 рублей.

Этика лукавства

3 июня 2013 года московский следователь предъявил Виталию Ковалёву обвинение в совершении преступлений, предусмотренных частью 1 статьи 209 УК РФ (создание устойчивой вооруженной группы (банды) в целях нападения на граждан или организации, а равно руководство такой группой (бандой)) и пунктами «а» и «б» части 4 статьи 162 УК РФ (разбой, совершенный организованной группой в особо крупном размере) по двум эпизодам. Это произошло в тот период времени, когда Ковалёв был этапирован из Петербурга в Москву – адвокат Лариса Фон-Арев тогда сообщила «Фонтанке», что этапирование произошло для проверки Ковалёва на возможную причастность к убийству вице-мэра Петербурга Михаила Маневича в 1997 году. А ещё адвокат очень возмущалась: мол, как же так, её клиента около двух месяцев продержали в следственном изоляторе столицы, не проведя с ним при этом ни одного следственного действия.

Обвинение в разбоях и бандитизме было предъявлено Ковалёву 3 июня 2013 года, упомянутое заявление «Фонтанке» Лариса Фон-Арев сделала 9 июля. А на днях, когда автор этих строк спросил её: «Как же так, почему вы тогда сказали, что с Ковалевым не совершали никаких следственных действий?», Лариса Фон-Арев заявила, что сама узнала о предъявленном в Москве обвинении постфактум – примерно через неделю после предъявления.

Судя по всему, адвокат забыла, что сделала своё публичное заявление намного позже. Видимо, она предполагала, что будущим присяжным не стоит знать о некоторых фактах биографии Ковалёва. И нельзя не заметить: с точки зрения интересов клиента она права. Но с точки зрения адвокатской этики в широком понимании этого слова – перед нами крайне редкий случай, когда адвокат публично интерпретирует реальность.

Впрочем, это уже дело прошлого, а приговор суда по разбойным нападениям и бандитизму – наоборот, далёкого будущего.

По словам Ларисы Фон-Арев, в этом деле пока ничего не происходит, и у неё даже не заключено с Ковалёвым соглашения на представление его интересов в этом деле. Видимо, в Москве ждут вердикта петербургских присяжных по делу об убийстве ректора Санкт-Петербургского государственного университета сервиса и экономики Александра Викторова и приготовления к убийству бизнесмена Дмитрия Зарубина.

Кстати, из показаний петербуржца Вячеслава Макарова, недавно осуждённого за соучастие в убийстве Викторова и в подготовке убийства Зарубина, следует, что предполагаемые соучастники выше описанных разбойных нападений Власенков и Соловьёв принимали участие в наблюдении за домом Дмитрия Зарубина. Но им в этом обвинения не предъявлены – в частности, Власенков фигурирует в этом деле в качестве свидетеля.

Константин Шмелёв,
«Фонтанка.ру»