Новости

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
 18 ноября 2014 10:17      377

Экс-директору Военно-морского музея предстоит рассказать об участке в Юкках и внедорожнике

В Петербурге начинается суд над бывшим директором Центрального военно-морского музея Андреем Лялиным. Экс-музейщику предстоит объяснить суду источники появления у него и его супруги внедорожника, двух квартир и загородного дома с участком в престижных Юкках – других доказательств получения им взяток нет. В списке свидетелей обвинения значится бывший министр обороны РФ Анатолий Сердюков. Он уже дал показания следствию.

Сколько и для кого?

18 ноября 2014 года в Василеостровском районном суде Петербурга начинается судебный процесс о самом громком хищении бюджетных средств 2011 года – почти одного миллиарда рублей, выделенных на переезд Центрального военно-морского музея с Биржевой площади на площадь Труда. Прокурору придётся доказывать вину бывшего директора музея Андрея Лялина в основном с помощью результатов финансовых проверок – из них видно, что бывший директор подписывал акты приёмки выполненных работ, которые на самом деле не были закончены. 

Но Лялин того и не отрицает: он, как следует из его позиции на предварительном следствии, вынужден был так поступать под давлением высокопоставленных чиновников Министерства обороны, одному из которых якобы передавал деньги, полученные от бизнесмена Александра Швирикасова. Последний был в то время генеральным директором подрядчика соответствующего государственного контракта – ООО «НЕВИСС-Комплекс». Он давно во всём сознался, с чего, собственно, и началось данное уголовное дело.

Только суммы взяток и их назначение Лялин и Швирикасов называют разные. По словам бывшего директора музея, он получил от Швирикасова 16,5 миллиона рублей, 15 из которых передал высокопоставленному чиновнику, а остальные потратил на текущие нужды музея. И сделал он это якобы по требованию того самого высокопоставленного чиновника. Бывший же генеральный директор «НЕВИСС-Комплекса» утверждает, что передал Лялину 56 миллионов рублей, и вовсе не для какого-то там чиновника – а персонально для самого Лялина.

Обращает внимание и имеющийся в материалах дела протокол допроса одиозного бывшего министра обороны России Анатолия Сердюкова. Оскандалившийся экс-министр заявил: его чиновники были далеки от Петербурга и от музейной специфики, а потому вынуждены были доверять профессионализму Андрея Лялина и ставили свои подписи на документах, руководствуясь наличием в этих документах подписей бывшего директора музея. 

Квартиры, земля и BMW-X5

У гособвинения на этом процессе не будет ни одного прямого доказательства получения Андреем Лялиным хотя бы копейки от Александра Швирикасова (этого никто не видел, это не зафиксировано ни одним техническим средством). Но у Лялина есть слабое место: в тот период времени, когда исполнялся так и не исполненный государственный контракт о переезде музея, он и его супруга стали обладателями дорогой недвижимости и модного внедорожника общей стоимостью более чем на 23 миллиона рублей.

Вот последовательность событий, которую наверняка представит суду гособвинитель:

- 6 декабря 2010 года подписан госконтракт между Министерством обороны РФ и ООО «НЕВИСС-Комплекс». 

– 15 декабря 2010 года Минобороны перевело на счёт «НЕВИСС-Комплекса» 295,8 миллиона рублей. В конце декабря в своём рабочем кабинете Швирикасов якобы передал Лялину 29 миллионов;

– 18 марта 2011 года Лялин поставил на учёт в ГИБДД автомобиль BMW-X5, стоимость которого, по версии следствия, составляла 840 000 рублей;

– 16 июня 2011 года Лялин приобрёл 2 квартиры, расположенные в доме 25 на улице Егорова, а его супруга – земельный участок в Юкках площадью 871 кв. м с загородным домом площадью 145,7 кв. м. Из материалов дела следует, что бывший директор музея заплатил за квартиры 8,7 миллиона рублей, а дом с участком обошёлся в 13,7 миллиона;

– 13 и 29 июля 2011 года Минобороны перевело «НЕВИСС-Комплексу» примерно 117 миллионов рублей. В конце июля Швирикасов якобы в том же своём кабинете передал Лялину 11 миллионов;

– 6 октября 2011 года Минобороны перевело подрядчику около 140 миллионов рублей. Через несколько дней Лялин якобы получил от Швирикасова 14 миллионов; 

– 15 ноября 2011 года «НЕВИСС-Комплекс» получил почти 87 миллионов. И тут случился сбой: из-за тяжёлого финансового положения Швирикасов, полагает следствие, передал в ноябре 2011 года Лялину всего 2 миллиона.

Можно подытожить: из материалов дела следует, что Андрей Лялин и его супруга в марте – июне 2011 года потратили 23 240 000 рублей. Это на 6 740 000 больше той суммы, которую бывший директор музея признаёт полученной от Швирикасова, и на 32 760 000 рублей меньше той суммы, которую сам Швирикасов называет переданной Лялину. Объяснить место нахождения этих 32 с лишним миллионов следствие не может.

Зато имеются свидетели, которые, видимо, расскажут суду, как Лялин пытался легализовать эти деньги.

Клуб друзей

Основным таким свидетелем, судя по всему, станет директор некоммерческого партнёрства «Клуб друзей морского музея имени императора Петра Великого» Владимир Синяков. Во время предварительного следствия он рассказал о том, как осенью 2012 года Андрей Лялин попросил его принять датированную 2010-м годом расписку, из которой следовало, будто Синяков одолжил Лялину 5 000 000 рублей. При этом бывший директор музея якобы объяснил Синякову, что такой документ может понадобиться, если возникнет необходимость обосновать происхождение части суммы, потраченной им в 2011 году на приобретение двух квартир.

Из показаний Владимира Синякова следует, что расписку он принял, а позже, когда Лялин уже сидел в тюрьме, встречался с его дочерью, которая якобы напомнила о необходимости дать вышеописанные показания. Но Синяков якобы рассказал всю правду о происхождении расписки. При этом он рассказал следователю ещё и о пакете с 500 000 рублями, которые Лялин якобы просил его сохранить, и о том, как позже отдал этот пакет дочери бывшего директора музея. 

А ещё в материалах дела имеются результаты оперативных мероприятий, проведённых сотрудниками ФСБ. Из соответствующего документа следует, будто Андрей Лялин собирался оформить липовый договор займа с другой своей родственницей. Из представленного сотрудниками ФСБ документа следует, что Лялин предполагал, что Синяков и его (Лялина) родственница по сфальсифицированным документам отсудят деньги, что в дальнейшем позволит сохранить их в случае принятия судом решения о конфискации имущества. 

Если суд поверит показаниям Владимира Синякова и результатам оперативных мероприятий органов госбезопасности, то перспектива процесса для бывшего директора музея, прямо скажем, так себе. И в любом случае остаётся без ответа вопрос: а куда же делись почти 33 миллиона рублей, составляющих разницу между тем, что Лялин и его родственники успели потратить, и 56-ю миллионами, которые Лялин якобы получил от Швирикасова?

Константин Шмелёв, «Фонтанка.ру»