Новости

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
 08 марта 2015 13:21      254

Ту войну американцы проиграли

8 марта исполняется 50 лет со дня ввода американских войск во Вьетнам. В той войне участвовали советские военные. «Фонтанке» удалось поговорить с одним из них. Илья М. (фамилию называть он запретил) – человек старой закалки. В январе ему исполнилось 78 лет. Прошло 45 лет после его возвращения из Вьетнама, уже вроде как раскрыты все архивы, участие советских военных в той войне – ни для кого не секрет, но этот ветеран Вьетнама все равно соблюдает режим секретности. Однако поговорить с "Фонтанкой" он согласился, только без подлинных имён и фотографий.

- Илья Александрович, я всё-таки спрошу: почему вы не хотите назвать свою фамилию? Мести боитесь?

– Ничего я не боюсь, в моем возрасте это ни к чему. Но я давал подписку о неразглашении, и пока с меня ее никто не снимал. У меня до сих пор в военном билете нет отметки, что я во Вьетнаме был. А раз меня там как бы не было, то, значит, так тому и быть.

- Что же заставило вас нарушить подписку, согласившись на разговор?

– Я считаю, что, не разглашая фамилию, подписку я не нарушаю. Хотя раньше даже многие мои родные не знали, что я был во Вьетнаме. Но вы правы, в чем-то я действительно нарушаю режим секретности. А побудил меня к этому фильм "Рембо". Недавно его показывали по какому-то телеканалу. Не тот фильм, где Сталлоне в США бензоколонки взрывает, а тот, где за ним во Вьетнаме советские десантники гоняются. Меня это сильно возмутило.

- То, как герой Сталлоне лихо расправляется с советскими десантниками?

– И это тоже, но не только. Возмутило явное передергивание фактов. Ту войну американцы проиграли. И проиграли не нам – советским военспецам, которых во Вьетнаме было слишком мало, чтобы тягаться со всеми морпехами. Нас там несколько тысяч было, а их больше полумиллиона, как сельдей в бочку насовали. А проиграли американцы ту войну обычным вьетнамским крестьянам. Которых мы все-таки кое-чему обучили.

- В СССР участие советских военных во вьетнамской кампании отрицали. Мол, да, были некие специалисты, которые обучали вьетнамцев пользоваться советской военной техникой. Но в боевых действиях наши военные участия ведь не принимали?

– Первоначально все так и было. Война-то там к 1965 году, когда американцы войска ввели, шла уже лет двадцать пять. Сперва вьетнамцы еще в 1940-х с японцами воевали, потом с французами, которые хотели себе колонию вернуть, затем с американцами. Насколько я знаю, СССР еще с 1946 года оружие вьетнамским партизанам поставлял. А партизанить они умели хорошо. Тут даже наши спецы вряд ли могли их чему-то обучить. Свои джунгли они знали гораздо лучше наших спецов, более привычных к лесам. Рукопашному бою там столетиями учатся, и наше боевое самбо им непривычно. Агентурная работа тоже была на высоком уровне. Чуть ли не в каждой деревне имелась коммунистическая ячейка, члены которой были агентами НФОЮВ (Национальный фронт освобождения Южного Вьетнама. – "Фонтанка"). Так что партизанили вьетнамцы успешно. Пока американцы не стали деревни напалмом и гербицидами поливать. В воздухе американцы в середине 1960-х были просто королями. Вот тогда СССР и решил направить во Вьетнам "МиГи", "СУшки", но самое главное – зенитно-ракетные комплексы С-75 "Двина". Американцы ведь во Вьетнаме впервые использовали технологию "стелз" и хвастались, что их хваленые "фантомы" (истребитель-бомбардировщик F-4) ни одна самонаводящаяся ракета не сможет сбить. Щас! Наши ракеты сбивали их за милую душу!

- А за штурвалами самолетов и у пусковых установок "Двина" сидели…

– Про летчиков не скажу, но вот на пультах ЗРК и радиолокационных станций сидели как наши, так и вьетнамцы. Советские спецы их действительно учили обращаться с советской техникой. Я помню, что в 1969 году расчеты некоторых ЗРК были чисто вьетнамскими.

- Ну а вы-то как туда попали? Вы ведь пограничник.

– Честно говоря, случайно. Я начинал служить в 1960-м в Сибирском военном округе. Тогда и познакомился с легендой пограничников – Никитой Фёдоровичем Карацупой. Тот еще с 1957 года во Вьетнам мотался в качестве военспеца. В 1966 году у меня случился серьезный "залет". О котором сейчас говорить не хочется. В общем, быть бы мне вечным капитаном, если бы не Никита Фёдорович. В 1967 году я был проездом в Москве и пришел в Центральный музей пограничных войск, где Карацупа тогда работал. Чтобы поздравить его с присвоением звания Героя Советского Союза. Ну, слово за слово, я и рассказал ему, что с карьерой полный швах. А он посодействовал тому, чтобы я попал в КУОС. А уже там я познакомился с другой легендой – Ильей Григорьевичем Стариновым. Он тогда, помнится, порадовался, что на его курсах появился тезка.

- Вы простите, но не все сейчас помнят имена, которые вы называете, не знают, что такое КУОС. Лет-то сколько прошло, поколение поменялось…

– КУОС – Курсы усовершенствования офицерского состава при Высшей школе КГБ СССР. Работали с 1966 года. Кузница кадров советского спецназа: "Альфа", "Каскад", "Вымпел", "Гранит", "Зенит"…

- Они же были закрыты в 1993-м…

– Знаю. И ведь посмотрите, США не закрыли ни один из своих пунктов подготовки спецназа. Помню, Илья Старинов – "дедушка русского спецназа" – тогда сильно ругался по этому поводу, в том числе и в прессе его статьи про закрытие КУОС выходили. А ведь Старинов знал толк в диверсиях: начинал ещё в Гражданскую, воевал в Испании, создал там спецбригаду диверсантов. Диктатор Франко лично учредил награду в миллион фунтов стерлингов за его голову.

- То есть вы служили в спецназе?

– Нет, спецназовцем я не был. Но ведь пограничные войска в то время подчинялись КГБ, потому мне и удалось пролезть в КУОС. Я попал в группу, которую готовили для охраны наших ЗРК. После того как американцы поняли, что их хваленая система "стелз" не работает, они развернули настоящую охоту за нашими ракетными комплексами "Двина" "Десна", "Волхов". Чтобы понять, как эти ракеты сбивают их "фантомы". Вот для охраны ЗРК нас и направили во Вьетнам. От нас требовалось не допустить попадания действующей установки в руки американцев. В случае серьезной опасности у нас был приказ уничтожить установку со всем персоналом. Чтобы даже рядовые техники в плен не попали.

- А обслуживающий персонал ЗРК об этом приказе знал?

– Да. Более того, мне пришлось работать на комплексе, где не было ни одного русского спеца, только вьетнамцы. Так вот они носили гранаты на веревках на груди, чтобы в случае нападения сразу подорваться. Сама установка постоянно перемещалась, чтобы американцы не вычислили координаты. Скажу вам откровенно, ездить на машине, в которой заряжена не только ракета, но еще и несколько кило тротила для возможного подрыва, то еще удовольствие. Так что когда меня перевели в учебный лагерь для подготовки партизан, я был просто счастлив.

- Значит, советские спецназовцы все-таки обучали вьетнамцев?

– Я бы назвал это не обучением, а обменом опытом. Мы показывали вьетнамцам, как обращаться с автоматом Калашникова, минами, гранатами, пулеметами, гранатометами советского производства. А они учили нас рукопашному бою и маскировке в джунглях. Я еще раз повторю, что в спецназе никогда не служил, но инструкторы, которые были как раз из тех структур, очень серьезно относились к вьетнамской рукопашке. А еще в учебных лагерях были инструкторы из Китая. Некоторые даже из монастырей Шао-Линя. Лихо они, конечно, руками-ногами размахивали, и наши спецы у них уроки брали. Но те же китайцы признавали, что в школе советского рукопашного боя, это боевое самбо, даже для них имеется новое и очень интересное.

- В боевых операциях вы все-таки участвовали, раз у вас орден Красной Звезды за то время…

– Да, с американскими морпехами обменяться выстрелами пришлось. Вы ведь к этому все ведете? Это было в июле 1969 года. Я тогда уже больше года во Вьетнаме провел, можно сказать, ветераном был. Вот меня и отправили с очередным выпуском диверсионной группы на последний экзамен главным инспектором. Я в таких экзаменах к тому времени уже успел поучаствовать. Пробежали пару сотен километров, заложили мины на тропинках, "расстреляли" колонну американцев, "подорвали" мост, ну, в общем, обычная такая учеба. И вдруг, когда мы уже в 50 километрах от лагеря были, на рацию приходит приказ срочно двинуться в другую сторону. Там американцы "МиГ" сбили, летчик катапультировался, и его нужно было срочно забрать. Происходило это на границе с Камбоджей, а потому американцы там могли оказаться быстрее вьетнамцев. Да так оно и вышло. Когда мы к деревне, где летчика спрятали, подошли, там уже американские морпехи обыск вели. Вот и пришлось вместо выпускного экзамена в бою поучаствовать.

- Летчик, который катапультировался, был русским?

– Не могу ничего сказать по этому поводу. Скажу лишь, что того парня мы вытащили и доставили на базу.

- Это был единственный бой, в котором вы участвовали?

– И опять не могу ответить на этот вопрос. Врать неохота, а правду говорить режим секретности запрещает.

- Что больше всего запомнилось из командировки во Вьетнам?

– Жара! И сумасшедшая влажность, из-за которой вся форма моментально потом пропитывалась. И невозможность снять китель даже тогда, когда все вроде спокойно. Там такие насекомые имеются, которые вроде и не кусаются, но, падая с дерева и попадая на кожу, оставляют что-то типа ядовитых ожогов. Мы, конечно, все вакцинацию от разных тропических болезней проходили, потому заразиться какой-нибудь азиатской чумой вроде как не могли. Но эти чертовы ожоги хоть и причиняли не очень много вреда, но были очень уж болезненными. Вот жара и ожоги больше всего и запомнились.

- Когда закончилась ваша командировка?

– В январе 1970-го. После той операции с летчиком меня опять на охрану ЗРК направили. И однажды у нас тягач сломался. Я уже говорил, что зенитные комплексы постоянно меняли место дислокации, чтобы американцы не могли их обнаружить. Обычно мы собирались и отъезжали сразу после запуска ракет. А тут ракеты ушли, мы быстренько собрались, и… тягач сломался. Сперва починить пытались, но не успели: американские самолеты налетели. В общем зацепило меня тогда осколком бомбы. Не то чтобы тяжело, но всех раненых военспецов сразу в Союз отправляли. После лечения просился обратно, но не срослось. Мне наконец майора присвоили и распределили заместителем командира погранзаставы в Киргизии. Ну а службу заканчивал уже полковником в Ленинградском военном округе. Так что Вьетнам мне действительно помог в карьере. Как и обещал в 67-м Карацупа.

Беседовал Максим Леонов, специально для "Фонтанки.ру"

Справка "Фонтанки"

Поставки военной техники во Вьетнам из СССР начались в 50-х годах. Но основная техника, в том числе самолеты МиГ-17, МиГ-21, СУ-17, ИЛ-28, АН-12, АН-22, зенитно-ракетные комплексы "Двина", "Десна", "Волхов" (модификации комплекса С-75, по американской классификации – SA-2 Guideline) стали поставляться в конце 60-х годов.

Фильм, на который ссылается респондент, называется "Рембо. Первая кровь – 2". Снят в 1985 году, за этот фильм Сильвестр Сталоне получил "Золотую малину" за худшую мужскую роль, сам фильм тоже получил этот приз как худший фильм года, а Джеймс Кэмерон, считающийся самым успешным режиссером столетия, "малину" получил за худший сценарий.

По данным Главного оперативного управления Генштаба СССР, за период с июля 1965 года по декабрь 1974 года во Вьетнам в качестве советских военных специалистов было направлено 6359 генералов и офицеров и около 4,5 тысячи солдат и сержантов срочной службы. Американская группировка в 1968 году насчитывала 540 тысяч человек, к 1970 году численность американских военнослужащих снизилась до 335 тысяч человек.

Никита Фёдорович Карацупа (1910 – 1994) – полковник пограничной службы, Герой Советского Союза. Знаменит своими рейдами против нарушителей границы, во время которых он использовал хорошо обученных собак. Написал книгу "Записки следопыта" о пограничной службе. Его имя многократно упоминалось в советской прессе и ставилось в пример пионерам и школьникам. За 20 лет службы на границе Карацупа задержал 338 нарушителей границы и уничтожил 129 шпионов и диверсантов, не сложивших оружие.

Илья Григорьевич Старинов (1900 – 2000) – полковник КГБ, теоретик и практик диверсионной войны. Изобретатель "неизвлекаемых" мин, широко применявшихся партизанами во время Отечественной войны. Впервые использовал радиодетонатор для подрыва минного заряда. Пять раз представлялся к званию Героя Советского Союза и Героя России, последний раз в 1999 году. Высшего звания так и не получил, как и звания генерала (полковником стал в 1938 году). Его объявили личным врагом испанский диктатор Франко и Адольф Гитлер. Был непосредственным участником создания КУОС и многих спецотрядов. Участвовал в подготовке штурма дворца Амина в Афганистане в декабре 1979 года (операция "Шторм-333"). В середине 90-х критиковал закрытие КУОС и ведение боевых действий в Чечне не профессионалами, а солдатами-срочниками. За что было отозвано представление на звание Героя России. В 1996 году его именем названа звезда в созвездии Льва.